Юлия Вольф-Кара

По многочисленным просьбам знакомых, не очень знакомых и совсем незнакомых дам, решившихся стать мамами, собралась-таки я написать о том, как появилась на свет наша Виктория — простая русско-голландская девочка.

Предыстория
Сразу оговорюсь, что беременность моя была незапланированная, но желанная. К мужу в Голландию я приехала с диагнозом «бесплодие I степени», который шел со мной по жизни в течении 10 лет. Вот и планировали мы, что я сначала освоюсь немного, язык подучу, работу начну искать, а в это время светила местной медицины будут меня лечить. Я представляю, как начали хихикать сейчас те, кто уже столкнулся с голландской медициной.
Короче, по приезду я вовсю была занята рассылкой своего резюме и приведением в божий вид нашего недавно купленного дома — очень за дешево и почти в центре Роттердама. Ну, допустим, «дом» это я сгоряча сказала, было у нас вначале четыре стены и перекрытие с полом — именно так, ни электропроводки, ни отопления, вода только холодная и вместо потолка балки деревянные. Слава богу, весь этот ужас я только на фотографиях видела, так как к моему приезду муж успел построить стены, провести электричество, центральное отопление, в общем, все, чтобы там можно было жить. Хотя, история нашего ремонта — это отдельная песня со множеством куплетов, все еще без конца — мы до сих пор в процессе.
Кроме ремонта и благоустройства я еще и на курсы интеграции попала чуть ли не через три недели со дня приезда (ребята, надо верить в чудеса!) и, порхая от радости, что все так быстро устраивается, я как-то позабыла про свое неважное здоровье — в смысле, неважное по данным моей медицинской карточки и многочисленным историям болезней, которые были скрупулезно переведены на английский и переданы нашему домашнему врачу. Он поскучнел где-то на третьей странице этого талмуда и сказал, что дочитает позже. Я это только потому рассказываю, чтобы читателю было ясно, как получилось, что я свою беременность не заметила.

Короче, дело было вечером, делать было нечего, мы сидели с нашими друзьями в их саду, лениво потягивая прохладительные напитки, как вдруг подруга наша заявляет:
— Мы еще никому не говорили, вы первые можете нас поздравить — мы беременны!
Мы с мужем, обалдевшие и счастливые, принялись их поздравлять, искренне радуясь, зная, как долго они хотели деток.
— Теперь ваша очередь! — заявили сияющие будущие родители, на что я, зевая, ответствовала:
-Ja, ja, tuuurlijk….., — а благоверный мой промолчал, впрочем, не просто промолчал, а с какой-то странной полуулыбкой покивал головой.
По дороге домой мой муж заскочил в супермаркет купить хлеба и кое-какой мелочевки, а дома как фокусник из рукава вытащил тест на беременность. Состоялся диалог типа:
— «Ты че?»
— «Я ниче! А ты че?»
— «Когда в последний раз у тебя месячные были?»

Ну, здесь мне крыть было нечем, и я промаршировала в ванную, бабахнув дверью — а чтоб знал! А потом я долго сидела, уставившись неверящими глазами на розовенький кружочек — веселенький такой, блин! — означающий, что беременность в наличии, одна штука. Когда ступор прошел, наступило ощущение дикой радости, потом перепуга, потом пришла мысль — ой, а теперь-то что? А как же работа, ремонт, школа….Муж мой, дебильно улыбаясь, уверял меня, что все будет замечательно-прекрасно, и фиг с ней с работой, а кроватку можно к нам в спальню пока поставить, а ремонт когда-нибудь закончится, и будет нам счастье — весь этот лепет из уст моего голландца означал, что он безмерно счастлив.
И потекла моя беременная жизнь… Быть беременной в Голландии — это счастье, скажу я вам! Никто тебя не ставит «на учет», как преступника, отпущенного на поруки, беременность здесь не учитывают, не ведут, её сопровождают. Будущих мамочек здесь не вгоняют в депрессию набранными лишними килограммами, не запугивают тонусом матки и прочими страшилками, все направлено на то, чтобы беременная женщина чувствовала себя спокойной и расслабленной.

Обследования
Сразу после теста мы пошли к домашнему врачу, который, будучи под впечатлением от количества моих болячек из «прошлой жизни» решил сразу отправить меня не в акушерскую практику (как это заведено в Голландии), а в больницу к гинекологам, чему я была тогда несказанно рада. Дело в том, что в моей совковой голове не укладывалось — ну как это можно всю беременность ни разу не быть осмотренной настоящим доктором и рожать дома или в поликлинике с акушеркой, а потом сразу ехать домой — мне казалось это дико, страшно, а если вдруг чего, а как же рожать без родильного кресла, а если с ребенком что-то не так — и тому подобное. Моя вера в медицинские заведения с современной аппаратурой, новейшими препаратами и врачами-профессионалами была непоколебимой.
Так я оказалась на приеме у гинеколога в Zuider ziekenhuis Rotterdam, который посмотрел меня на внутриматочном УЗИ и констатировал примерно 10-ти недельную беременность — это был первый и последний раз, когда я побывала на гинекологическом кресле, будучи беременной. Но на этом чудеса только начались. После того, как добрый доктор поздравил меня с радостным событием, он спросил про самочувствие и какие медпрепараты я принимаю, промямлив, что надо бы попить фолиевую кислоту. На что я, задрав нос, ответила, что уже две недели как пью эту фолиевую кислоту, а еще принимаю тироксин из-за щитовидки. И бухнула ему на стол пачку своих переведенных бумажек — «история моего умирающего здоровья в картинках». Но, товарищ не впечатлился, хотя на всякий случай направил меня к интернисту — доктору по внутренним болезням, заодно и эндокринологу, — тот отправил меня на расширенный анализ крови (группа крови + общий + гормоны + на сахар + на антитела), а по результатам сказал, что дозу тироксина нужно снижать, что все, что написано в моих бумажках — белиберда и что в целом я здоровый человек, а с правильно подобранным лекарством я до ста лет смогу прожить и десятерых детей родить. А еще прописал таблетки железа из-за низкого гемоглобина. Все. Никаких других анализов здесь не делают, никаких анализов на половые инфекции, да в принципе моей подруге беременной только общий анализ крови делали.
За всю беременность я побывала у гинеколога 12 раз, каждый осмотр занимал ровно пять минут, врач (вернее arts-assistent) менялся каждый раз, т.е. я не запоминала ни их имен, ни лиц, беременных в поликлиниках принимают ассистенты, настоящий врач смотрит только если проблемы какие серьезные. Вначале меня взвешивала медсестра и забирала potje met urine (баночку, куда пописать надо было), а доктор слушал сердечко малыша и замерял рост матки — сантиметровой лентой по пузу. Все, через пять минут ты за дверью, если никаких других жалоб нет — ну там давления, выделений и т.д. УЗИ делали еще раз на 20 неделе, пол определить не смогли, но увидели что детка здорова без патологий, на все мои уговоры посмотреть какого пола ребенок после этого, отвечали — не положено. Меня немного обескураживал такой безличный подход, позже я поняла, что это просто так в больнице, там конвейер.
А вот один раз я с моей беременной подругой потащилась к ее акушерке, ну интересно было сравнить — там я и почувствовала разницу. И чаем нас напоили, и Антонию про житье-бытье расспросили и как шевелится детка и куда толкает и как поясница и то се, и все рассказали-показали как растет малыш внутри…Полчаса я раскрыв рот там сидела, внутренне пообещав себе, что вторую беременность ни за что в больницу не пойду. Еще Антонии делали пункцию околоплодных вод, из-за возраста, ей было 37 (да, первый ребенок, в таком возрасте, и не крутите у виска, здесь это часто встречается), после 36 риск увеличивается в появлении малыша с синдромом Дауна.

Беременность
Короче, я была здоровой беременной, гоняла на велике по утрам в школу учить голландский, а по вечерам дурела от внезапно начавшегося токсикоза. Ну да, у меня почему-то все не как у людей, и токсикоз только на 10 неделе начался и было дурно мне только по вечерам, а самая сильная непереносимость оказалась на мужнин гель для душа — тооолько любимый меня захочет поцеловать, а я зеленею и в туалет опрометью….Короче, он всю мою беременность мылся исключительно гелем с нежным женственным запахом — ванильным — ну нравился мне такой, подумаешь!
Кроме токсикоза меня еще доставала изжога, доктор посоветовал сосать Rennie, у любого дрогиста купить можно — иногда помогало. Все эти неприятности кончились в один день, на 15 неделе и после этого до конца никаких неудобств мне моя беременность не доставляла (ну, кроме того, что на животе спать было нельзя).
Муж мой отнесся к изменениям во мне со всей ответственностью — накупил книг про беременность и роды (и почти во всех просмотрел картинки, читала книжки я), мы вместе смотрели передачи про роды по телеку (ок, по крайней мере первые 10 минут он честно пялился в экран) и вообще старался утешать меня, когда я рыдала, посмотрев старый советский мультик про мамонтенка и ловко уклонялся от летящих в его голову кроссовок, если он вдруг забывал поставить их на место. К перепадам моего настроения относился философски.
На курсы для беременных мы решили не ходить, т.к. йога не оплачивается ziekenfonds (если хочешь ходить с партнером, то стоит это около 190 евро), а обычная гимнастика не подошла мне — там первые полчаса женщины обсуждают всякие страшилки, которые они где-то слышали, потом ругают мужей, потом детей, а в последующие 10 минут делают упражнения. Поэтому занималась я дома сама по книжке «Yoga en geboorte», и еще читала о том, как себя вести во время родов и какие упражнения делать, если болит спина.
А спина начала побаливать месяце на восьмом, т.к. живот мой был…гммм…внушительным, впрочем, как и я сама — ага, вот оно, доброжелательное отношение докторов к беременным! Не было на меня тетеньки из женской консультации, которая обозвала бы меня коровой и посадила бы на творог и яблоки месяца на три! В результате к родам мы пришли с ну очень внушительной прибавкой, хоть не было у меня ни отеков, и давление как у космонавта всегда было стабильным….Начитавшись полезной литературы, мазала живот кремом от растяжек — и их не было, чесслово! До 39 недели. А потом — бац! И пузико в полосочку….мама говорит, то же самое с ней произошло, зря деньги на крема изводила.

Kraamzorg
После 16 недели беременности советую звонить в ваш краамзорг записываться, а то там вечно druk-druk-druk. О такой услуге я никогда не слышала, и относилась скептически — ну что это «какая-то посторонняя женщина будет в моей квартире перед глазами мелькать туда-сюда, туда-сюда» (помните Мягкова в Иронии судьбы?) А сейчас я бесконечно благодарна женщине, помогавшей мне. Она мне помогла наладить грудное вскармливание, очень тактично советовала и показывала, как лучше для малышки сделать, всех гостей поила-кормила и за дверь выставляла, когда нам отдыхать было пора с дочкой, короче 9 дней курорта, мне жутко повезло. По слухам, не все крамзоргини такие. Но это я вперед забежала.

Сроки
Наступила долгожданная 40 неделя, сумка в больницу собрана, люлька в спальне нашей стоит, все приданое закуплено согласно uitzet lijst нашего краамзорга, ждем-ссс. Нету. Ну вот еще три дня — ничего-с. Таак. Я к доктору в больницу — где, говорю, роды? Девочка — они там все молденькие — мое пузо помяла, сердечко детки послушала — ребенок опустился, лежит правильно, сердцебиение в норме, короче, полет нормальный — ждите, если не будет ничего — приходите через неделю. Ну ладно, бум ждать.
И самое главное, что я стала себя чувствовать просто замечательно — и спина не болит больше и энергии много, а дитенок наш на свет не торопился. В общем, начитавшись советов на форумах, начала я ананасы лопать, полы мыть по три раза в день и любовью с мужем заниматься, как в медовый месяц — кроме удовольствия никаких результатов это не принесло, скажу я вам.
На 41 неделе мы снова у доктора — та же песня. Идите и ждите. Я тут еще одну дурь тогда сотворила — где-то в Бельгии через интернет аж за 17 евро купила клизму, так как здесь перед родами и не бреют, и не клизьмят, а у меня ну идея-фикс по этому поводу развилась — а что если в самый ответственный момент…ну сами знаете, что произойдет. А еще с горем пополам побрилась там — муж помогал. В общем, как в том фильме про Броню Прокоповну — барышня лягли и ждуть. Доктор позвонил, сказала приходить с манатками в больницу, когда 42 неделя стукнет, будут стимулировать. Наверное с перепугу в 4 утра на следующий день я поняла, что сегодня бум рожать.

Началось
все с того, что прихватило живот — а нечего ананасы жрать, подумалось мне. Потом появился дискомфорт как при месячных, а к 6 утра до меня дошло, что это схватки.
Тихонько, чтоб не разбудить мужа, я пошла в душ, вымыла голову, переоделась, в сумку тапки положила, потом пошла на кухню варить ему суп и жарить котлеты (в жизни я такого не делала, он и котлеты-то не любит, но видимо вместе с родами началась и шизофрения).
Я была спокойна как удав, никакой паники или беготни, схватки идут, муж спит, погода хорошая. Нам сказали в больницу можно ехать, когда схватки регулярные через пять минут. К восьми утра такие они и были, я разбудила мужа, говорю, пей кофе и поехали — он спросонья не понял сначала, а когда дошло — мама дорогая, что тут началось — и почему ты меня не разбудила, и где моя футболка и …Мужчины, слабый народ. От его мельтешения и мне поплохело, он вызвал такси, запихнул меня и сумку на заднее сидение, сам уселся спереди типа дорогу показывать — угу, таксисту, вроде тот первый раз замужем. На подъезде к больнице до меня дошло, что клизьму-то, клизьму забыла сделать!

В больницу
мы приехали, нас провели в отдельную палату — сразу в родовую — никуда роженицы здесь не переходят, рожают на специальной кровати, которая трансформируется. Все так мило, и магнитофон музыку слушать и шарик надувной — на нем сидеть во время схваток и чай и кофе.
Короче, доктор меня посмотрела, сказала раскрытие 5 см и что через час она вернется. Меня прицепили к монитору — 20 мин лежать. Плохо. Ходить легче. Когда отцепили монитор, с ребенком все в порядке и мы двинули вокруг больницы гулять. Так до двух дня я гуляла, раскрытие шло медленно, схватки становились болезненнее, периодически цепляли на меня монитор — тогда становилось совсем худо, лежа переносить боль тяжелее. К четырем дня у меня было всего 7 см. раскрытие и я уже начала подвывать от боли, хоть и клялась себе, что кричать не буду (ну, допустим, орала я будь здоров — а мне так легче было, кому не нравилось — могли не слушать….уехав в Амстердам, к примеру, т.к. ближе все слышали бы). За следующие два часа ничего не произошло, т.е. на 7 см все застряло и у меня начался так называемый weeen storm — когда схватки одна за другой без передышки накатывают.
Я мысленно со всеми попрощалась, думала конец настал, а вслух прорычала врачу, что если мне не сделают эпидуральную анестезию сейчас, то я помру и с того света буду к ней во сне являться. Она сначала уверяла меня, что на таком большом открытии эпидурал не делают, но мой муж привел завотделением и тот сразу позвонил анестезиологам и меня повезли на третий этаж на все той же кровати с монитором прицепленным к пузу. К тому времени меня уже тянуло тужиться вовсю, но с таким открытием еще нельзя, иначе порвусь совсем. Укол в спину мне сделали мастерски, дозу подобрали так, что я чувствовала все и ноги шевелились, а вот боль ушла и я расслаааабилась…..
С блаженной улыбкой прикатилась я назад, голладская девушка-доктор неодобрительно хмурилась, рассказывая мне, что теперь родовая деятельность совсем может остановиться… А дядя завотделением одел перчатку, откинул простынку, проверил как там открытие и говорит — а теперь будем тужиться. Т.е. за пятнадцать минут что меня везли с третьего этажа на первый шейка матки раскрылась полностью из-за того что я наконец расслабилась. Эх, хотелось мне той девушке язык показать, да сил не было. И эпидурал мне сделали такой, что я схватки чувствовала, поэтому после буквально трех потуг родилась наша дочка Виктория, 3600 и 50 см, 9/10 по АПГАР. А я со слезами счастья здесь же на кровати, пока ждали рождения детского места, позвонила маме с папой, поздравила их с первой внучкой.
Родила я без единого разрыва, только когда тужилась — забыли вынуть катетер, долго потом еще больно было в туалет по-маленькому ходить, поэтому девочки, кому будут делать анастезию такую, просите сами убрать катетер. И присутствие мужа на родах — это такая поддержка, я в один прекрасный момент просто перестала понимать по-голландски и слышала только его голос, спокойно повторявший чего надо делать — потом медсестры ржали, говорили — вот оказывается, на последних сантиметрах открытия матки наступает глухота.

В больнице я с дочкой провела четыре ночи (хоть очень хотелось сбежать раньше), но здесь серьезно относятся к деткам, если у мамы проблемы со здоровьем — дочу нашу проверяли на гормоны, все оказалось прекрасно. Боль забылась мгновенно, пришло чувство безмерной любви к такому еще совсем маленькому существу, которое стало третьим членом нашей семьи. Всем счастливой беременности и легких родов!

Роттердам

2005

Все права сохранены © Перепечатка текста без согласия автора и указания источника запрещается