Предлагаемые вам письма — это не страшилка, а реальная история из жизни. К сожалению, она достаточно типична, не первая и не последняя женщина подвергает себя риску в поисках счастья, принимая желаемое за действительное.
Кто-то учится на своих ошибках, кто-то на чужих. Но если этот рассказ убережет хотя бы одного человека от необдуманного шага, заставит задуматься, цель этой публикации будет достигнута.

Лена ван дер Краусбес.

PS  К сожалению, тяга к плагиату у некоторых сетевых индивидуумов настолько сильна, что они выдают эту реально происшедшую историю за чьи-то дневники или рассказы.  Не верьте им! Эти материалы были использованы и переделаны без разрешения автора (Марины) и публикатора (меня).

Просто Марина

Добрый день, Лена.
Спасибо за интересную информацию на сайте, но, честно говоря, мне стало страшно. Через месяц я уезжаю в Голландию на встречу с будущим голландским мужем, еще утром я хотела этого — теперь не знаю. Что делать? Мне страшно. Марина.

* * *
Здравствуйте! Это Марина, я писала вам по поводу своих страхов, помните?
Спасибо за массу полезной информации о Голландии, но, честно говоря, я очень сомневаюсь по поводу моего желания ехать в эту страну. Меня там ждет мои любимый, все только самое лучшее и вообще спокойная жизнь без русских проблем, но все же мне стало как-то не по себе от того, что я узнала из вашего сайта и от других людей.
Скука — то слово, которым я могу охарактеризовать всю жизнь в Голландии. Я родилась и выросла в Питере, люблю жизнь и жить, ни за что я не отважилась бы уехать отсюда от плохой жизни. Мне хорошо здесь, у меня все ест, я люблю свой город, свой дом, маму, но ЕГО я тоже люблю. Пора оформлять жизнь, но та ли это страна?

* * *
Елена, добрый день!
Спасибо за внимание к моему письму. Извините меня, если я некстати со своими письмами, но кроме Вас мне действительно некому ответить на мои вопросы. Я никогда надолго не покидала пределы моей Родины, если уезжала заграницу, всегда знала, что вернусь. Теперь же я не уверена ни в чем.
История моя до боли похожа на тысячи таких же. С моим Марко мы знакомы полгода. Познакомилась через одно из брачных агентств (я там работала). Просто симпатичный мальчик мне очень понравился и, скорее, от нечего делать, нежели от дикого желания с ним познакомиться я ему написала письмо. Ответ пришел через месяц, завязалась очень активная переписка, чат, телефонные звонки, открытки с сердечками, все как в хорошем кино про любовь.
Через некоторое время Марко предложил мне пожениться, он в восторге от меня. Все документы для брака он еще месяца 3 назад попросил меня начать оформлять. Я уже все сделала, на всякий случай. И вот, на рождество он пригласил меня к себе. До сих пор мы не встречались, только по фотографиям знаем друг друга. Еду именно с целью увидеть его, наконец.
Только дорогу и все остальное я должна оплатить сама. Я согласилась, это не проблема, я еду к нему не ради желания сбежать из России, просто я чувствую к нему нечто, похожее на любовь. Хотя возможно ли это через интернет? Ему 30 лет, мне 23. Ведем себя оба как дети.
Я бы очень хотела, чтобы все получилось, но в последнее время я очень сомневаюсь, нужно ли мне все это? К тому же Марко очень плохо отзывается о моей стране и очень скрытен, когда речь заходит о его личной жизни, работе, друзьях, родителях. Может он тоже чего-то боится? И постоянно задает мне один и тот же вопрос: «Ты точно не уедешь от меня, если тебе что-то не понравится?» А что я могу на это ответить, если вообще ничего не знаю.
Вот такая история. Буду рада, Елена, получить от Вас хоть какой-нибудь комментарий всей этой ситуации. Мои друзья говорят, что я сумасшедшая…

* * *
Елена, здравствуйте!
Огромное спасибо за ответ. Я очень внимательно прочитала все, что Вы написали. Сказать по-правде, все равно в душе я надеялась услышать от Вас что-то утешительное для себя, хотя знала, что ничего хорошего в моей ситуации нет. Все действительно очень странно…

* * *
Елена, здравствуйте!
Хотела ответить на Ваше письмо еще вчера, но так расстроилась из-за всех проблем с моей поездкой, что даже с работы раньше ушла.
Мы с Марко поддерживаем постоянную связь через интернет, вчера я попросила его помочь мне с обратным билетом из Голландии, т.к. я все неправильно сделала и взяла билет только в один конец, теперь мне не получить визу, ну и все такое. Думать надо было головой. Думала — потом вместе с Марко обратно полетим. Ну, а теперь, когда через две недели мне надо улетать, я поняла, что, если он мне не поможет финансово, то никуда я не уеду. Денег потрачено много и еще масса расходов впереди. Если вкратце — я попросила Марко мне помочь — он отказался. Посоветовал занять денег у друзей, а потом, дескать, вернем. История мне напомнила ситуацию с Вашей подругой. Меня даже передернуло. Объяснил свое нежелание переводить мне деньги он довольно просто: он часто слышал, что русские нечестны и всякое бывает. А на мой закономерный вопрос о намерении жениться на нечестной русской девушке он не ответил.
Что касается его финансовой ситуации, то с большим трудом мне удалось узнать, что у него есть свой дом и машина. Работает, в анкете в нашем агентстве написал, что его финансовое положение очень стабильно. Не знаю, почему он от меня все скрывает, может быть, уже имел неудачный опыт общения с русскими девушками, все очень странно. Я очень на него обиделась, мне ужасно неприятно и даже как-то пусто внутри, я поплакала вечером над своей судьбой несчастной, но потом решила, что нечего себя жалеть, надо доводить дело до конца.
Я уже всеми мыслями в Голландии, слишком много эта подготовка занимала моих сил и времени, поэтому отказываться от нее я не буду. Другое дело, что отношение свое ко всему происходящему я поменяла категорически. Не знаю, как сложатся наши отношения в дальнейшем, но эйфория прошла еще до очной ставки. Посмотрим. Мама сказала, чтобы я не переживала, в любой момент можно сесть на самолет и улететь. Это одна из причин, по которой я согласилась сама оплачивать себе дорогу. Наверно, главная причина.
А что касается физического здоровья моего партнера, он здоров. По крайней мере, как мужчина, думаю — да. Разговоры только о сексе. Может, у него с головой что-нибудь не в порядке? Он очень эмоционален. Вот такая ситуация складывается. Надеюсь на Ваш ответ.

* * *
Спасибо Вам большое, от всей души, за внимание и помощь мне!
Мне очень помогли Ваши теплые и мудрые слова, помогли, прежде всего, разобраться в себе. Через две недели я уезжаю, как только приеду и осмотрюсь на месте — сразу Вам напишу.

* * *
Елена, здравствуйте!
Это Марина. Помните, вы здорово помогли мне своими письмами, когда мне так нужен был совет опытного человека. Однако, я поняла, что пока сам на грабли не наступишь, не поймешь, где истина.
Итак, я уже неделю в Голландии. До сих пор не знаю, зачем. Ситуация складывалась так, что я уже почти отказалась от этой затеи и решила остаться дома, но мой голландец с большим скрипом купил мне обратный билет и я полетела к нему скорее из чувства долга, нежели из огромного желания его видеть. Ну и сложилось все сообразно моему настроению. Человек он оказался совершенно чужой для меня. Я не понимаю его, он — меня. Все не так, как мечталось.
У него все есть, о чем может мечтать любой человек, но он очень щепетилен в вопросе денег. Экономия строжайшая. Мы спим в холодном доме и свет включаем только поздно вечером, по острой необходимости. На улице он не покупает мне даже кусок хлеба, говоря о том, что надо экономить, а сегодня в каком-то городке у меня закончилась фотопленка и он сказал, что у него нет денег для этого и я купила ее сама. Я не знаю, может это нормально? Мне же это кажется диким, и этот человек каждый день предлагает мне выйти замуж и иметь детей. Я уже подумываю о том, чтобы вернутся домой, но как это сделать, я тоже не знаю, дело в том, что живем мы в трех часах езды от Амстердама, где здесь поезда, я не знаю, вести меня туда он отказывается.
А еще встал вопрос денег, которые он потратил на билет, он утверждает, что я должна вернут ему хотя бы половину этой суммы. Я не хочу этого делать и не буду, да и суммы такой у меня с собой все равно нет, здорово подвели друзья перед отъездом. Вот такие дела. А в отношениях между нами все так, как ему хочется. Он говорит, что любит меня и всегда хочет быть рядом. Вот и сейчас сидит рядом и возмущается, что я пишу про него только плохое. Он так думает. Назад в Питер я уеду толко в марте, если не сбегу раньше.
Я надеюсь, не очень загрузила Вас своими проблемами? Просто захотелось поделиться. Я знаю, что сама виновата во всем, мне все говорили, подумай хорошенько, ну я и подумала. И все сделала по-своему.
Лена, честно хочу спросить, что мне делать?

* * *
Лена, здравствуйте!
Только сейчас мне удалось попасть в инернет. Много работы, времени как обычно не хватает. Вы меня извините, что я Вам не писала очень долгое время. Ваше письмо не было резким, просто оно вернуло меня в реальность и я поняла, что напрягать всех вокруг хватит, пора действовать.
Много всего произошло, но я собралась с духом и просто сбежала. Вернулась домой и уже вышла на новую работу, все хорошо, жизнь продолжается, ни о чем не жалею, ведь отрицательный опыт — тоже опыт. Надо просто быть более внимательной к советам других людей. Я очень благодарна Вам за помощь и хочу дополнить нашу переписку письмом к своей подруге в Штаты, которое я писала ей, сидя в Схипхоле в ожидании самолета домой. Это то, о чем я собиралась написать Вам, но так и не собралась..

* * *
Владочка, привет!
Извини, что так и не нашла времени за весь месяц тебе написать, честно говоря, не до чего было. Сейчас я сижу в аэропорту Амстердама, до отлета моего самолета уже всего 21 час, это лучше, чем 24. Чтобы не уснуть и скоротать время, напишу тебе все подробно. Получишь письмо — я уже буду дома — не переживай сильно, уже все ок.
Короче, с самого начала. Вместо 24 я улетела в Голландию только 30 декабря, совсем не подумала, что в консульстве тоже празднуют Рождество и оно работать не будет. Хорошо, что мой голландский мэн взял билет с открытой датой, я его обменяла, визу получила сразу после праздников и полная счастья готовилась к отъезду. Я даже подумать не могла, что мудрая судьба первый раз «позвонила» мне тогда, когда я «поцеловала» закрытую дверь голландского консульства. Еще было время одуматься. Затем, за день до отъезда ко мне зашел Вадик, помнишь его, конечно. Ему срочно нужны были деньги «до завтра», он очень просил и я не смогла ему отказать, я отдала ему почти все, что собиралась взять в дорогу. Осталось долларов сто мелочью. Деньги он мне, естественно, не отдал — второй «звонок». По пути в аэропорт у моей подруги закончился бензин, просто посредине дороги. Она как-будто и не знала, что бензин на нуле, но мы чуть не опоздали на самолет. Третий «звонок» и последний. Громче кричать уже было некуда, я просто оглохла.
Итак, я прилетела. Чего я только не передумала за время полета: и что он подарит мне огромный букет моих любимых цветов, что он овладеет мной прямо в аэропорту (после его писем такое вполне могло случиться), что, по-крайней мере, он меня встретит. Меня встретил его… папа. «Марко?»,- спросил он меня. Я поняла, что он имел в виду и мы пошли в неизвестном направлении. Такого я не ожидала точно. Его папа очень плохо говорил по-немецки, но он сумел-таки мне объяснить, что Марко побежал куда-то узнать, почему наш самолет задержался. Я еще подумала тогда «блин, чего он приперся со своим папашей, как же наша романтическая встреча? И где его вообще носит?» Разочарование накатывало волной. Минут через 15 появился мой герой: смущенный, совсем не при параде, вообще без цветов, да еще и с рукопожатием вместо страстного поцелуя. Честно тебе скажу, у меня вообще упало все. Я захотела развернуться и уйти, откуда пришла. Марко взял мои вещи, папа взял меня под руку и мы пошли к машине. Новенький Фольксваген Марко обтер от снега и за руль сел его папа. Я тогда подумала, что в первую брачную ночь его папа тоже будет на месте Марко. Оказалось, что он только что купил эту машину, а на дорогах скользко, а Марко плохо водит, а ехать далеко, и страшно, и вообще с папой лучше. Ну, да ладно, отец все-таки, очень милый мужчина, выглядел гораздо моложе своих лет. Мне он понравился.
Мы ехали часа три. Марко всю дорогу молчал, его папа тоже, я тоже поддерживала компанию. Привезли меня в дом к родителям Марко в Брунззум. Такой красивый домик, все с такой любовью сделано, такая милая мама у Марко. Мы немного поели, поболтали и Марко отважился сесть за руль своей машины, чтобы ехать к себе домой. А я сначала подумала, что это и есть его дом, ведь он меня сразу привез сюда.
Он жил неподалеку, в городке Хунсбрук, в своем трехэтажном доме, точнее в своей части дома, там были еще соседи. Он ввел меня в дом, все показал — чистота и порядок просто стерильные, все по-мужски просто и строго. А ведь я прилетела за день до нового года! Елка была просто шикарная. Короче, мне все понравилось, я уже забыла про папу и все ждала, когда он начнет меня обнимать и говорить, что наконец-то я приехала, когда начнет срывать с меня одежды и любить меня по полной программе, как он об этом писал. Ничего не происходило, он даже не дотронулся до меня. Тогда я решила действовать сама и просто накинулась на него, ведь я так долго его ждала! Секс был так себе, мягко говоря. Было ощущение, что у Марко никого не было год, как минимум. Мне было все равно, я хотела научить его всему, дать ему свою любовь и нежность, чтобы ему со мной было очень хорошо. С такими мыслями я и уснула.

На следующий день мы разбирали мои вещи, я готовила ему блюдо русской кухни (Караул! У него нет духовки! Хелп! И чайника тоже нет! SOS! Он не ест хлеб!), как могла, готовила. Вечером мы дарили друг другу подарки, ездили к маме с папой, потом был новый год, соседи-китайцы запускали петарды, а я в тапочках стояла во дворе и думала, что это первый новый год, который я встречаю не дома. Ты, кстати, тоже свалила со своим Бутчем прямо в новый год. Однако, тенденция.
А потом мы пили русскую водку, Марко говорил, что это вкусно, потом он запьянел и заплакал. Вот я обалдела-то. Он рассказал мне душещипательную историю об одном мальчике, который попал под какой-то радиоактивный дождь, или где-то искупался и облысел после этого навсегда. Я еще не врубалась, к чему он это мне парит, а потом….. ОН СНЯЛ ПАРИК!!!!!!!!!!!!! Мама! Забери меня отсюда! Я больше так не буду. Так вот к чему он спрашивал меня, точно ли я не уеду от него, не смотря ни на что. ОН был лысый. Вот почему он не присылал мне своих фотографий. Лысый. Боже мой! И тут у меня что-то в голове включилось и выключилось одновременно, я поняла, что мне жаль этого человека, что он очень переживает из-за этого, и, что я больше не люблю его. Да, не люблю, он меня обманул. Он хотел, чтобы я была с ним, а сам скрывал от меня свою болезнь, свой недостаток. Да нет, в конце концов, есть очень стильные мужики, которые с достоинством носят свою лысину, им это очень идет, это модно среди молодежи. Но Марко, он был просто жалок, с жиденькими волосенками на затылке, с напомаженным париком в руках. Я не могла больше смотреть на него прежними глазами. Мне было его жаль и этим все сказано. Я хотела любить мужчину, хотеть его, а передо мной сидел совершенно антипатичный мне тип. Вот так приехала.
Короче, секс у нас после этого был еще пару раз в абсолютной темноте и без всякого удовольствия. Я, конечно, всячески поддержала Марко, сказала, что это не главное, важно, что ты человек хороший, я не уеду и буду с тобой. Но в душе-то все изменилось. Осадок от обмана, сексуальная антипатия, а для молодой женщины это ох как много значит. Ты меня понимаешь. Я решила изменить его имидж, побрить его совсем на лысо, куда там, без своей нашлепки он чувствовал себя просто голым, могу его понять. Я сказала его родителям, что буду с их сыном до конца и началась наша совместная жизнь.
Марко взял отпуск на работе и поэтому он все время был со мной. Я должна была готовить, а он убирался в доме. Мы много разговаривали, он строил планы по поводу нашей свадьбы, спрашивал, кто будет оплачивать расходы по пребыванию у нас в гостях моих родителей и друзей (конечно же мои родители и друзья), где я буду работать, когда начну учить голландский и все такое. А я все больше и больше хотела покоя от него, он постоянно крутился под ногами, и я уже начинала раздражаться. Нет, не тогда, когда я готовила или смотрела телек, а когда просила дать мне написать письмо домой (он постоянно сидел рядом и смотрел через плечо, я знала, что он ничего не понимает, но ощущение не из приятных), когда я ходила в душ (он сидел на крышке унитаза и смотрел, чтобы я не делала слишком мощную струю воды, чтобы не роняла мыло и не брала его шампунь, у меня же был свой), слава Богу, что прокладки у меня тоже были свои. После посещения мной туалета он заходил туда и орал, что там пахнет, извини за подробности.
С каждым днем становилось все хуже. Мы никуда не ездили, т.к. у него не было денег на бензин, а я так и не отдала ему деньги за обратный билет, мы редко ходили за продуктами, т.к. у нас не было денег и на еду, а когда совсем припекало, мама Марко ходила с нами и покупала нам все. Однажды я положила в корзину пачку сахара без спроса у его мамы, Марко побежал к ней спросить разрешения на покупку. Я тихо охреневала. Секс становился все реже, мне становилось все хуже от присутствия этого человека рядом, он тоже начинал врубаться и его поведение стало жестче и суровее. Никаких магазинов вообще, никаких поездок, ведь я обманула его с деньгами, никаких контактов с друзьями, даже с его, хотя у меня была в Голландии одноклассница. Потом запрет на интернет, мой ящик на Яндексе таинственным образом сдох. Боже, я боялась его обидеть, возмущаться мне было не к лицу. А Марко медленно зверел и в конце-концов меня просто изнасиловал. Во время этой бурной сцены я задела ногой пепельницу на столе и разбила ее. Он пришел просто в ярость, орал, что я должна буду заплатить ему за нее, я тогда тоже не выдержала и заорала на него, грозила обратиться с жалобой в полицию. Тогда он ударил меня по лицу и сказал, что если из-за меня он потеряет работу, а полиция сразу сообщит на работу, то он меня убьет. Знаешь, Влад, я ему поверила. Тогда я впервые задумалась о его психическом здоровье и мне стало страшно, на почве своей детской трагедии и волосами он вполне мог съехать с катушек.

Это была вторая неделя моего пребывания в Голландии, впереди еще два с половиной месяца. Я начала вести дневник с записями всего интересного, что мне удавалось увидеть, читала свои книги, иногда мы ездили в ближайшие пригороды и к родителям, большую часть времени проводили дома. Он чатился с какими-то девицами, я его не трогала и молила Бога, чтобы он подольше просидел у себя на верху.
Потом была очередная ссора из-за того, что я курила слишком далеко от дома. Ведь соседи могли подумать невесть что, он затолкал меня в дом, я упала, он начал меня поднимать и обжегся об сигарету. Опять озверел. Дальше была драка. Я просто была избита. Еще никогда в жизни никто меня не бил. Никто! Он ушел, а я сидела на полу и выла, не от боли, а от обиды и осознания своей дурости. Мне надо было срочно собирать шмотки и валить, но денег уже почти не осталось, я не знала, куда идти, боялась идти в полицию. Решила ждать утра и идти на поклон к соседу, просить в долг денег и по-тихому валить. У меня был билет с открытой датой, но в Питер самолеты летают только два раза в неделю. Перекантоваться можно будет у подруги в Аакене.
Марко прочитал мои мысли и запер все мои вещи и документы в шкафу, а ключ унес с собой. Он ушел с утра и на весь день! Продуктов нет, интернет не работает, дверь заперта, вещи тоже. Я могла выйти через окно, но документов-то нету. Я чуть не сошла с ума от досады и злости на себя и на этого урода. На нервной почве или от побоев у меня началось сильное кровотечение. Вот тогда я впервые в жизни подумала, что безвыходные ситуации все-таки бывают. У меня даже не было телефона, чтобы позвонить и вызвать врача по своей страховке. А кровь из меня лилась, как из ведра. Марко вернулся к вечеру, я уже была просто еле жива, то ли от страха, то ли от потери крови. Он испугался ни на шутку. Телефона у него, кроме мобильного не было, но на нем закончились деньги, пришлось собираться и ехать к его родителям, рассказывать, что со мной случилось, о предыстории он просил меня умолчать. Родители дали позвонить, врач в Питере сказала, что по их данным ближайшая гинекология находится в Германии, на границе с Голландией, совсем недалеко от места нашего жительства. Так я познакомилась с окраинами Германии. Врач меня осмотрел, спросил, что вызвало такое кровотечение по моему мнению и я ему все рассказала, очень просила, чтобы он поговорил с Марко и объяснил ему, что мне надо лечиться и для этого надо срочно ехать домой. Врач этого не сделал, а Марко, узнав, что я все рассказала врачу, снова пригрозил мне расправой, если только это дойдет до его работы. Зато потом быстро отошел, папа купил мне лекарства и, по настоянию врача, подарили мне вместе с сыном полный покой.
Слава Богу, что врач официально запретил секс, теперь не надо было отмазываться. Я собрала свои спальные вещи и ушла спать на первый этаж в гостиную, объяснив, что так будет лучше для здоровья, что я буду лучше высыпаться. Марко отпустил меня, но не дал ни одеяла, ни простыни. Тепло он не разрешал включать, я спала под пледом в одежде, но зато, как спала, одна! Мне было холодно, но я не обращала на это внимания. А Марко очень обеспокоился слабостью моего здоровья и вопросом о будущих детях, смогу ли я вообще их иметь. Он начал соглашаться со мной во многом, врач же велел полный покой, он дал мне его, мы виделись только за столом, он сидел часами в интернете, я одна бродила по улицам и думала, как бы мне добраться до аэропорта. У меня было всего 20 евро.
Время шло, мы жили, как чужие, только по вечерам Марко мечтал о нашей семейной жизни и говорил, что любит, а утром опять орал, что я все делаю не так, и что он меня ненавидит. Я ненавидела его не меньше. Я считала дни до отъезда, но время так медленно тянулось. Я спала до 12, чтобы день поскорее закончился. А однажды, когда стало совсем холодно, я включила отопление на кухне, чтобы хоть немного согреться, готовила, что-то бубнил телевизор, вдруг Марко влетел на кухню и, вырубая по пути тепло, просто швырнул в меня тапком, с криком, что я его разорю. Я, не долго думая, швырнула тапком в него, но промахнулась и попала в торшер, тот покосился и разбился один плафон, Марко просто зарыдал и кинул в меня пепельницей, второй из уцелевших, я уклонилась и он попал в цветок, который надломился и повис. Страшно даже представить, что было потом, я никогда не видела мужчину в такой ярости, он просто заходился от крика, орал, что я разнесла ему весь дом, что я все до цента ему оплачу, что он ненавидит меня, потом началась драка и я ударила его ногой в живот, он согнулся, но тут же притих и попросил прощения, а я собрала волю в кулак и сказала, что если он не отпустит меня домой немедленно, то я иду в полицию. Полиция действовала на Марко, как холодный душ. Он пообещал мне, что отвезет меня в аэропорт в ближайшую субботу, я поверила. Он сказал, что любит меня и не хочет отпускать, а в пятницу торжественно сообщил, что у него нет денег на бензин, у родителей он не будет просить, ему трудно будет им объяснить, почему я вдруг решила уехать, поэтому я остаюсь.
Сил моих больше не было. Я выпросила звонок маме, в день ее пятидесятилетия я позвонила ей сообщить, что мне нужны деньги и срочно, что я скоро приеду домой. Марко и его родителям я сказала, что через «Вестерн Юнион» мама пошлет мне денег, что мне надо срочно возвращаться, т.к. она плохо себя чувствует и что никаких возражений я не принимаю. Мама Марко спросила, что за синяк у меня на шее, Марко быстро ей что-то ответил за меня и все остались довольны. Они не поверили, что я действительно уеду. Или вся эта семейка правда была такой простой, или они прикидывались, но, что такое «Вестерн Юнион» никто из них не знал, мама звонила мне из Питера и рассказывала, где находится ближайшее отделение в Голландии. Бред. А мама Марко в это время убеждала меня остаться еще на немного, что я «настоящая» девушка Марко и они меня все любят и чтобы я берегла себя и аккуратнее ходила по лестнице, чтобы не было больше синяков. Я сказала «ок». Дело было в воскресенье.
В понедельник я получила деньги, сто евро, больше мама не смогла выслать, да и не надо было. Я собрала вещи, Марко ползал вокруг меня на коленях и умолял остаться. Он обещал, что все будет иначе, что он выйдет на работу, я буду предоставлена сама себе, мне ничего не надо будет делать, только бы я не уезжала. Я не понимала ничего: вечерами он меня любит, утром ненавидит. Что это? Буйное помешательство? Или такая странная любовь? В общем, я не поддалась на уговоры, прикрылась мамой в очередной раз, для пущей убедительности и пообещала, что вернусь, как только она поправится. Марко успокоился, мы съездили на ж.д. станцию, я купила билет на поезд на вторник и тут только до него дошло, что все-таки я уезжаю, уже завтра утром. Он хотел, чтобы я попрощалась с родителями, я просила позвонить им по телефону и все. Марко опять меня обманул, обещал отвезти до ближайшего таксофона, а сам повез прямиком к родителям, он еще надеялся, что я не смогу сказать его предкам, что уезжаю и останусь-таки, или, что они меня уговорят остаться. Но все было напрасно. Если бы они знали все…

С утра я вскочила ни свет, ни заря. Готова была через 15 минут. Марко еле шевелился, я уже испугалась, что он сейчас сделает все, чтобы я опоздала на поезд. Ничего. Он отвез меня на вокзал, только припарковался минут за 20 ходьбы до него и свои сумки я перла через весь город, а он шел рядом и нес плюшевого медведя, которого мне подарила его мама. Бред. На вокзале я не стала даже его целовать. Я пообещала, что очень скоро вернусь, влетела в поезд и, наконец-то, расслабилась. После меяца пыток и мучений я вздохнула спокойно. Посмотрела еще раз на него через стекло поезда, в последний раз в жизни и отвернулась. Мне было так радостно, я ехала домой! А он оставался в своей Голландии, навсегда. Через всю страну я проехала за три с небольшим часа, в 12 дня я была в аэропорту, подошла к девушке из отделения «Пулково», она мне сказала, что самолет вылетает только в среду в это же время и у меня есть масса времени. Я просто перепутала дни, и приехала на сутки раньше. Господи, я так устала, но свободна и буду спать хоть на улице, только бы больше не возвращаться к нему. Короче, теперь не пропаду.
Извини за такой длиннющий рассказ, я старалась быть краткой, но эмоции меня просто захлестывают. Приеду домой, отойду от шока — позвоню.
Целую. За меня не переживай. Когда получишь письмо, я уже буду дома…

* * *
Елена, добрый вечер!
Если вспомните меня — буду благодарна. Меня зовут Марина. Года три назад я собиралась в Голландию знакомиться со своим несостоявшимся голландским женихом, потом у меня были проблемы и вы мне очень морально помогли. Я до сих пор вам благодарна. Потом, по возвращении, я обещала, что напишу обо всем, чтобы мой опыт помог другим не сделать подобных ошибок. Но, знаете, Елена, столько времени прошло, а я до сих пор не хочу вспоминать ничего из того, что со мной было.
А вообще, у меня все хорошо. Я вышла замуж, здесь, в родном городе. У меня родился замечательный сын и обо всем, что со мной тогда в Голландии приключилось, я почти не вспоминаю уже. Ошибки совершают все.

2005

Все права сохранены © Перепечатка текста без согласия автора и указания источника запрещается