Татьяна Осинцева

РУССКОЕ РОЖДЕСТВО
Сегодня 7 января.
Серый день +11 и шторм. Такой ветер, что ни в сказке сказать, ни пером описать.
Если привычны — то, конечно, можно и гулять. Но иные личности чувствуют, как их оставляют последние умные мысли при борьбе с ветром…
Итак, поехали в греческую церковь (Константинопольского патриархата).
Я, конечно, чувствовала, что греки-то служат по грегорианскому календарю, а не как мы, но хотелось увидеть — узнать — а вдруг!
Нельзя сказать, что мы люди строгой религиозности…
Но — иногда…
Мы думаем о Боге, потому что…
Бог, как известно, ведает всеми перекрестками Вселенной…
Дороги-то уж мы строим или что там по этому департаменту — песни петь, стихи сочинять…
Но вот точку схода во вселенной, фокус на Млечном пути — тут нам не объять… ничем…

Церковь-то греческая находится в Бреде. Найти легко. И паркинг рядом.
Это дом из красного кирпича, подозреваю, что строился как дом на двух хозяев.
Маковка фальшивая, облезлая, наполовину бирюзовой красочкой покрашена…
Вокруг — кладбище. Слева от церкви — польское захоронение времен Второй Мировой войны.
Кладбище такое, что как раз не стыдно упокоиться — и, главное, места напротив входа свободные имеются — как-то разумно все распланировано — плиточки там лежат, где место есть…

На двери расписание.
Служат раз в две недели. Литургия — один раз в месяц.
Перед входом — дерево зацвело маленькими розово-сиреневыми цветочками — как наш багульник.
На калитке -написано — всегда открыто с 8 утра до 8 вечера.
Церковь закрыта. Пятница.
Кладбище пустынно, молчаливо, памятников в нашем понимании нет. Скамеек со столиками тем более…
Фотографий тоже. На одном лишь кресте я видела три фотографии совсем уж окончательно пожилых людей…
На дорожках — вешалки, где висят леечки и водопровод имеется с белыми краником…
Потому и ощущение другое, нежели у нас…
Здесь ты хоть и в компании незнакомых людей (без фотографий), но спокойно и благостно.
И если останется хоть один ортодокс и послужит раз в месяц на этом кладбище, то, глядишь, и не затрепещет душонка от страха в неизвестности.
В общем ехали домой и беседовали о Горбачеве. Любят эту персоналию на Западе. И хорошо, что любят. К Русскому же Рождеству голландцы сделали боольшую благотворительность.
Собрали для жертв цунами 122 миллиона 144 тысячи евро. Только одна маленькая странешка!
Богатые вы, говорю я Йохану. — Да, говорит, у нас миллионеров больше, чем в России.
Впрочем, по дороге в Бреду он меня изрядно повеселил.
Смешно слушать, когда нерелигиозный человек рассуждает о Боге.
По Йохановскому дуализму — Бог вмещает все: и хорошее и плохое. Он и да и нет Вселенной. Он НАД хорошим и плохим.
Он больше универсуума (потому что Он же его создал!).
На вопрос, куда он пристроит дьявола, он ни на минуту не думал и сказал: а это одно и то же…
Ну, в общем — побогословствовали и за стол…
И ветер стих, и ангелы в 122 раз запели «Тихую ночь»…

КАК СТАТЬ МИЛЛИОНЕРОМ
Эту игру здесь тоже с удовольствием смотрят, только денежка в тысячах евро.
Так вот, смотрела с середины игры. На кону было уже 64 тысячи выиграно.
Играют двое — известный телеведущий (артист и поет еще) и актриса (тоже известная — театральная) — Йохан сказал.
Цена вопроса 128 тыс.
Вопрос. Кто была невеста Гамлета по пьесе Шекспира (Миранда? Дездемона? Офелия? Гертруда?)
Ах, какие разыгрались страсти в обсуждении!
Не забудьте — играют два актера (Йохан говорит — ну, что ты хочешь с вечерней театральной школы — это же не классическое образование!)
В общем — склоняются к мысли, что Дездемона все-таки была преференция Гамлета…
Решили позвонить другу — тоже какому-то известному деятелю —
думает 30 секунд — говорит «Дездемона»!
Еще думают. (а деньги идут благотворительно для Азии).
Ну. в общем взяли они 64 тысячи!
Вот так! Бедная Офелия! Ей всегда не везло!

ПУТЕШЕСТВИЕ В Х.
Воскресенье, 9 января. 9 градусов тепла за бортом.
Поехали с утра при солнышке мимо Спрунделя и Бреды.
Справа — поля с овцами, слева — поля с конями…
В общем выйдешь за околицу — сердце радуется…
Вдалеке — церковки, домики, аккуратно посаженные и взращенные деревья — в ряды, в колонны…
А пока культурная вставка.
Накануне по французскому телевидению показывали концерт Далиды.
Кто постарше (а это мы) помним ее «paroles-paroles» и много еще других песен…
В общем французская звезда, рано ушедшая из жизни по причине депрессии, отсутствия детей и несложившейся любви…
Показано было такое шоу 80-х — с танцорами, переодеваниями, в общем на экране кое-что менялось, кроме…Далиды.
Она, конечно, в разных нарядах — в перьях, мехах, юбках, без юбок, в одежде и почти без…
Прическа — роскошная рыжеватая грива —
в общем красота, Барби да и все тут!
Значит, меняется все, одна певица в одной позе в одном ракурсе и лицо не шевелится…
Ну, думаю я, начитавшись статей про депрессии — это все последствия и надо пожалеть…
А! Еще в камеру она не смотрит — а взор мечтательно устремлен куда-то вдаль — как у наших певцов, поющих про геологов:
Я уехала в знойные степи, ты ушел на разведку в тайгу…
К 30 минуте концерта я заметила некоторую особенность ее глаз.
Я у Йохана-то спросила: у нее что-то с глазами по-моему… ты что думаешь?
Он: Она абсолютно косая. Я это с первого взгляда понял.
Так что певица несколько была косенькая…
Ну, страдала этим местом. То есть она, как пишут в статьишках, не страдала, а просто имела «легкое косоглазие» в юности.
Но какое там легкое!
В общем в наше бы время надеть на нее сиреневые очки и была бы она краше майского солнышка, а так — прямо — «речка движется и не движется» и «что ж ты, милая, смотришь искоса…»
Однако, концерт набирал силу и дошли все-таки до трех песенок египетского окраса —
и это было просто супер! Это просто всех времен и народов — стильно, ярко, ненадоедливо!
Молодец, Далида! Вспомнила, что родилась в Каире!

А мы все едем — мимо лошадок, лебедей в небольшом озере…
Как на блюде — вкруговую — пейзажи из сказки братьев Гримм…
Католические церкви и две исламские — белые с минаретами шарообразными…
А мы едем в Heusden (Хэуздэн, по-русски произносится).
Это 16 век. Древнее поселение. Когда-то была крепость, замок, остались только огромные насыпи и рвы, поросшие травой.
Сначала идем к церкви (закрыта, понятно) — она окружена могилками (прошлого и позапрошлого века) (Она была разрушена в 1944 и восстановлена в 1958 г.)
Ну, городишко Х., скажем прямо, чудо!
Стараюсь не засматриваться в окна — а то — внутри — просто такие сказочные картины, что чувствуешь себя девочкой со спичками…
Город-то еще чем хорош?
В нем видимо-невидимо частных галерей, где выставка на выставке и все продается!
В первой посмотрели Франца Боргезе. (дорогой художник — от 2 тыщ до 18)…
Такие дядьки и тетьки типа с картин Филонова, коренастые, коротконогие, глазки точечкой, красновато-коричневого цвета. Не люди, а кирпичики.
В другом зале встретились картины и наших соотечественников…
А потом мы пошли по такой интересной улице, где можно заглядывать в окна (все это делают)…
А в окнах — мастерские, выставки-продажи всякого антиквариата, картин, скульптур.
Вот, например, старинная мастерская графика — станок, стол, шкафчики, светильник и шляпа, и резачки…
А вот — старинный магазин Л’Ореаль…
А так, в основном галереи, конечно…
А вот новая галерея… Тут — продукция из нашего уральского училища родного — натюрмортики школьные, пейзажики в духе голландского реализма),
цветное стекло (вроде чешских ваз) и стоимость — от 500 до 1000 евро…
А еще — магазины со старинной мебелью, всякой старой атрибутикой — креслами, посудой…
Еще одна галерея (ее посещение) образовала событие.
Первый зал-то — итальянцы молодые…
А второй — другой итальянец — Де Fazio…
Ах, хорош он… хорош. Это же просто «ежик в тумане». Это сплошное плоение образов.
Эти пейзажи-то странные… То ли сотворение мира, то ли мир после очередного потопа.
В общем — хочет этот занятный итальянец за свои картины от 2 до 3 тыс. евро. Приемлемо для талантливой живописи.
Магазин свечей. На втором этаже девочка изготавливает свечи.
И много-много-много еще магазинчиков, лавчонок, кафешек, ресторанчиков… И народу-то народу…
И все ходят, а многие держатся за руки (седовласые супруги)…
А вот вышли мы и увидели мельницу старую с крыльями, а рядом еще одна. И тут же мостик на цепях (как на картине Ван-Гога)…
Это плотина реки Маас. Даже катера и катерочки пришвартованы!
Ну, пошли в кафе!
Столы такие длииинные, за которыми много-много старичков сидит. И дети повизгивают…
Кафе «Панкейк». Блины, значит.
Камин горит. К потолку музыкальные инструменты привешены — для украшения и создание ат-мос-фе-ры.
Принесли нам пан-кейк с яблоками величиной с велосипедное колесо.
Ну, мне эту дозу осилить не удалось…
Потом мы пошли в другую галерею — Адри. Это студио.
Второй этаж — очевидно, для работы, но пускают.
А вот интересное! Можно картину взять «на постой» в дом за 15 евро в месяц. Подержал и вернул.
А если не можешь расстаться, то плати полную цену… Услуга!
Ну, пора возвращаться.
Думается мне, что эта крохотная деревня с историческим ароматом самая читающая на Голландщине.
На выходе (заглядывая в окна) я видела в пяти окнах — ПЯТЬ БИБЛИОТЕК. То есть стену книг.
Это украшение здесь не распространено. И меня поразило в самое сердце.
Ехали вдоль реки Маас, через кружевной мост, по дороге в виде дамбы. То есть едем по вершине холма (по ребру его). А дома внизу…
Есть ли рыба в реке?
А как же! Есть, конечно!
А купаться? — О, опасно купаться, лодки и прочее. Опасно…
Ну, в общем — чудным-чудно было путешествие.
Видела я лошадь, которая гнала по полю, вскидывая ноги, просто так мчалась с хорошим настроением. Хозяев нету.
И подумалось мне — что это я.

СЫРНЫЙ МАГАЗИН
Ездили мы сегодня опять в Бельгию, из чего я сделала выводы.
Во-первых, вся ориентация в любой деревне-городе — на церковь.
Она — архитектурная доминанта и аккуратно, как маяк, является точкой схода всех въезжающих.
Вот, например, заворачиваем мы в деревню имени Св. Антония — она!
Или в городок Вест-Мале — опять она!
И так везде.
Бельгия в ее фламандской части очень богатая странешка.
В лесах там такие чудные дома понастроены — которые и описать невозможно.
Что там наши Ковпаки-Язевы с джакузями и коттеджами…Или даже Харитоновы-Расторгуевы. Ну, колонны…Ну, окна…
Это все семечки…
А вот дом, как у Райта над водопадом, слабо?
Ну, насчет водопада я приврала, но ощущение-то куда деть?
Ощущение-то от творческого подхода к материалу, вообще к концепции дома — где ладнехонько так все друг с другом соизмеряется и
сочетается и с природой, главное, живет душа в душу.
Лебеди в пруду плавают? — Плавают. Фазаны дорогу переходят перед машиной? Опять сегодня один шел…И голову не повернул!
Однако вот про эти самые дОмы мы никак не можем написать толком.
Потому что — СЕКРЕТ и частная жизнь… И только вам запах от кофе…
А и черт с ним с запахом!
Видели мы дивный комплекс типа средневекового замка. Это богословская школа. К ней ведет отдельная дорога, а вход туда закрыт —
нечего шататься по-пустому.
Но, конечно, жить в таком замке и думать — это нечто совсем другое, чем у нас на В.Котика, 13.
И тут же в этом же местечке — приют для девочек — интернат, другими словами… Тоже какое-то историческое строение — шахматно-бело-красное…
А в церквях-то сегодня моечный день. Открыто, перед дверью машина стоит недешевая, а владелец церковь моет-пылесосит…
В общем накрутили мы 150 км и поехали домой в Голландию через фермы и тепличные города…
В сырный магазин!
У магазина — расписание: только три дня в неделю работает.
Заходим.
Крошечное помещение, ничем не пахнет, аккуратное.
Слева — соусы брабантские (не брали) и домашнее варенье-джем. И яйца только что снесенные.
Справа — настоящие йогурты в литровых стеклянных бутылках. Всякие. Настоящие.
И мягкие сыры.
Рядом — мясо в холодильнике всякое.
Все это — плоды фермерского труда.
За прилавком — такая молодая розовая красивая девчонка в веснушках и волосы светлые россыпью — как лучики солнца вокруг головы…
И сыры.
Справа-то дверь открыта — и там на деревянных полках — шайбы и шары сыров, которые на этой ферме и производят.
Сыры — молодые, средние и старые.
Мы пробовали старые. Они острые. Дали попробовать все, что просили.
Ну, это запах — чистоты, молока и никакой вонючести.
Это запах здоровья и древнего путешествия. Потому что не надо этот сыр класть в холодильник, а просто в кухне к холодной стенке, не надо его заворачивать в пленку… Он не черствеет… Ну, и далее — восторги… В общем там мы их брать и будем.
Да! существенная вещь! Там все дешевле, чем в супермаркете. Все —
чистое, отменное, высшего качества и в 1,5 раза дешевле!
Вот такое путешествие. А описать словами вкус сыра не берусь. Только вживую…

НЕМНОЖКО ПРО ЛЕС
Мы живем недалеко от леса.
Лес по здешним понятиям — это роща, точнее рощица…
Это место, где если встретишь кого, то он здоровается —
отчего у меня сделалось наблюдение, что в лесу всех-всех знают…
(понятно, что у них так принято)…
Мы приехали в зимний лес, невнятным таким серовато-желтым днем, когда ветер гудит, как второгодник пятиклассник на репетиции школьного хора —
у-у-у- поет он на одной ноте, а еще качает верхушками деревьев.
Так вот. Поставили машинку перед входом в лес, где и еще три-четыре стояли.
Слева-то была конная школа: манежи, конюшня и другие строения…
Оттуда и народ выезжал — на коняшке по лесу прокатиться…
И пошли мы по дорожке, по тропинке, и углубились в дубравку… Все покрыто рыжим листом и желудями…
А еще сосны и кедры, и много всяких хвойных… с неизвестными названиями…
Птиц-животных — никаких…
А потом вышли мы в поле, покрытое вереском (этот вид вереска у них эрика называется), готовым зацвести.
Цветет он мелкими сиреневыми цветочками и, значит, в самый момент цветения — это и надо созерцать.
Но у нас-то зима. И вереск только отвечает на ветер…
Впрочем, поле интересное — это дюна. Это песок, в который нога проваливается как на морском берегу…
Дюна, по-голландски, тоже duin (дяюн).
В общем сосны, вереск и длинный-длинный мятлик мягкого желтого цвета.
Получается такая картина — зеленые сосны, потом желтые метелки мятлика, а потом свело-коричневые кусты вереска с белыми бутонами.
И песок…
В самом лесу — хорошо, пахнет сырой хвоей, мох…
Пару раз видели собак с хозяевами — большие белые, лохматые. Без поводка, конечно.
Вот так ходили два часа и вернулись довольные…
Еще поздоровались с какой-то довольно крупной блондинкой, восседающей на огромном рыжем жеребце. Я просто смотрела на него снизу вверх, как на Медного всадника…
А какие же лошади ухоженные… Они не то, чтобы вычищены хорошо, они лоснятся, у них глазки чистые, они играют.
Иногда встречаются просто какие-то породистые изящные экземпляры, что думаешь, а найдется ли такой же (подстать) всадник?
Или сядет какой-нибудь срубленный топором человечишко и будет палкой в бок тыкать…
Хотя здесь культ животных. Всем дают витамины. И немножко свободы. Кормят хорошо, за шкурой ухаживают… Вот, например, идет старушечка в магазин и собачку с собой берет. Кто был что сказал!
Собачечка лежит на мягком полотенчике в тележке для товаров и смотрит, как глупый народ хватает всякие глупые вещи.
В пятницу едем в Утрехт: смотреть большой собор и гулять.
Это большой город — как Нижний Тагил… (вот тоже — сравнение)…
УТРЕХТ
В пятницу, 14 января, мы поехали в большой город Утрехт.
Большой, по здешним понятиям — 300 тыс. населения.
Утрехт от нас в часе езды. Это считается далеко.
В общем — через час мы встали в очередь машин, желающих посетить этот город.
Откуда пробка в 12 часов дня?
От желающих попасть на промышленную выставку…
Пришлось куда-то нырнуть, откуда-то вынырнуть, и в итоге мы увидели мост на одной опоре —
это известная конструкция: опора в виде белой акулы, стоящей на хвосте, и от нее идут струны. В общем — прозрачный парусник…
Очень быстро попали мы в центр и припарковались в подземном гараже.
Почему такие подробности? — Потому что в первый раз все важно — это опыт для следующего путешествия…
…Утрехт начался с вокзала. С ВОКЗАЛА.
С того самого, откуда носятся электрички в Роттердам и Амстердам и на север, и куда хочешь — по всей стране. Невозможно передать, как это устроено…
Вроде бы по архитектуре вполне рационально: крытое помещение — стеклянная крыша, внизу перроны и электрички желто-голубые.
Перроны — уже на открытом воздухе.
Сам по себе вокзал — это гигантский супермаркет с сувенирами, одеждой и обувью, цветами, едой всевозможной…Чистый и какой-то просторный…
Как ни странно — это и место отдыха, и даже каких-то элитных кафе, где сидят пожилые люди и не только пожилые…
…закусывают и попивают пивко…беседуют… читают книги…
Само настроение вокзала — другое… Не наше — вонючее по краям коридоров, по которым бегут ошалелые люди с баулами и сшибают всех, кто послабее. Наш вокзал — хаотичен, тревожен, беден.
А здесь… Вот внучка встретила свою голландскую бабушку. Та идет с букетом роз, физиономия недовольная… Вот парень понесся встречать кого-то на перрон — тоже с цветами…
А у стенки — пьяный немытый человек, кстати…
Зато рядом парнишка играет балканскую музыку на аккордеоне…
В общем вокзал в Утрехте — это событие…
А как выйдешь из него — так сразу попадаешь в старый город…
Старый Утрехт, полный народа даже в будний день.
И от этой близости — беспокойной и близкой железной дороги и спокойной древности — как будто открылись двери театра и ты будешь играть сейчас какую-то роль… — становится — да, чертпобери, становится радостно.
С корабля на бал! От одного события — к другому!
…Где-то между трех-четырех-этажных домов проглядывает — Домкерк. Церковь знаменитая колокольней… (Колокольня-то самая высокая в Голландии…)
К этому Домкерку мы и пошли неспешно, но и не праздно, потому что заглядывали в магазинчики и галерейки, которые там занимают все первые этажи подряд…
Вот, например, магазин хэндмэйков. Все сделано руками — шляпы, сумки, шарфы — расцветки «павлиний хвост» — или,
соломенная деревенская шляпка с цветами — ромашками и колокольчиками…Ну, сумочки, сшитые из тряпок… Вот половиков наших не видела, нет…
Да, машины там не ходят, понятно, а только велосипедисты…
И вот что! Река там протекает… Она немножко внизу спрятана и все действие вокруг нее — на двух этажах: один у воды — где летом кафе и всякие забегаловки и ведут к ним ступеней 20-30…
А сверху — со «второго» этажа посмотреть — где великов пристегнуто к перилам моста сто штук не меньше — такая красота!
Улицы тесные, солнце набегает и освещает их частями…
Дома-то в два-три окошка, но высокие и все разные, разноцветные. Они хоть и выстроились в линию, но лицо у каждого свое.
В окнах и на втором этаже — магазины и галереи. А на третьем — студии: стоят мольберты, манекены, скульптуры не оконченные…
Утрехт — студенческий город. Там и университет и много всяких иных учебных заведений…
В общем два слова о дорожном покрытии — о цветной брусчатке. Судя по всему — этой брусчатке сотни лет, она разноцветная, как галька…
Но вот приближаемся мы к Колокольне. Какое же это… как же это удалось возвести-то? В 1600 каком-то году?
Она ведь со второго этажа кружевная… В основании — огромные каменюки — тоже разноцветные…
А так — к звоннице — все — на просвет —
а как пройдешь через арочку — то навстречу обнаженная женщина в виде скульптуры с факелом —
это память о второй мировой войне.
За женщиной-то стоит и сама церковь и ненавязчиво предлагает зайти. Точнее, там двери прикрыты и туда никто не идет…
Мы-то сначала зашли в другие двери — и оказались в венгерской капелле (это внутренний церковный дворик), где с трех сторон по периметру коридоры (для гуляния монахов и молитвы — в древности)…
Все это тоже каменно-кружевное, а садик — версальский с фонтаном. А над фонтаном крошечная скульптурка сидящего пишущего монаха…
На стене памятная плита, на которой я разобрала имя Willibrord.
ВиллИброрд — епископ Утрехтский, святой человек, дал имя нашей деревне.
Одна стена капеллы — стеклянная — там кафе — сидят люди и пьют кофе…
А в углу дворика — большое цветущее сиреневое дерево!
А потом — пошли мы в САМ!
САМ ДОМКЕРК!
Спрашиваю, как слово ДОМ переводится?
— Не знаю, — говорит…

Вот тут словам места нет и дух захватывает… потому что мы зашли за скромные 5 евро… как бы в большую высоту…
Своды и такие ВИТРАЖИ, что сидит девушка и плачет.
Цветные и кажется, что ЗВУЧАТ. Солнце сквозь них.
Да, это райский сад… Тогда и дерево, цветущее в январе — все объяснимо!
Это не я, конечно… Это кто-то другой здесь ходит и все потихоньку трогает…
Но и правда, дух взмывает куда-то и восторг необъяснимый… Совсем тут места нет музейной обыденности.
И вообще — все внутреннее там, в церкви, такое не давящее, не мрачное, высота не пугает, а манит…
Ну, стулья там, скамьи… присядьте, говорят, подумайте, если есть о чем…
Орган резной…
Только вот пол-то весь — сплошное кладбище (и стены)…
Все эти плиты — это надгробия. Так что скачи по пустым, не тревожь прах знатных людей Утрехта!
Ах, как хорош ДОМКЕРК, как удивительно хорош — для посидеть-подумать о жизни, о смерти, о вечности,
да нет, нельзя это описать…
В апсиде, правда, две модерновые абстрактные картины (очевидно, на библейскую тему)…Между ними такое же рваное распятие,
напротив которого — мраморное надгробие знатного воина (в натуральную величину)…
А потом пошли мы в кафе, которое тоже в церкви и находится. Крошечное. С прозрачной стеной на этот дивный дворик… И сиреневое дерево…
И пожилая голландская женщина дала нам по чашке капучино с яблочным пирогом. Потом подумала,
открыла железную круглую коробку с печеньем и своей ручкой положила еще по печенинке…
Вот сидишь и думаешь — ты где?
Ты кто?
Ты зачем?
Затем уж другая прогулка началась…
По улочкам да заглядывая в окна…
На яркую живопись, всякие одежки бестолковой расцветки, обувку да технику…
Вот эти-то магазины мы и обходим дружно семеня…
Потом и вскрылось очевидное.
Была куплена цифровая камера — Никон!
Но и это еще не венец дня!
Потому что венец дня — это заезд в индонезийский ресторан за едой и поедание ее в состоянии — ну, мужская часть человечества с камерой обнималась, а я находилась в остаточно религиозном экстазе.
В воскресенье мы поехали в Батавию.
Но это уже другая история.

БАТАВИЯ
Мы поехали в Батавию в воскресенье 16 января.
Сказано было, что едем на дно моря…и что это далеко…Остальное — секрет.
Ну, вся Голландия, считай, на дне моря, поскольку ниже его уровня…
…За Утрехт, за Амстердам, на север, в провинцию…с труднопроизносимым названием Флеволанд.
Так вот эта провинция — и есть земля, отвоеванная у моря лет 40 назад, может, чуть больше.
Очевидно, она люто продувается ветрами — потому что ветряные мельницы — а их сотни! трудятся, не покладая своих серебристо-белых пропеллеров.
Эти поля, аккуратно распаханные — и есть дно моря.
Вот такая история мне была рассказана.
Пару лет назад Йохан ездил в эти места на работу и усмотрел трактор, работающий без тракториста.
Удивился, но распознал, что земля обрабатывается трактором автоматически. Задана программа, параметры поля и вот, пожалуйста -…
А сам фермер занят другим делом, более серьезным…
Опять же леса выросли за 40 лет!
Мы проехали много полдеров — созданных вручную полей, озер, полных пресной воды, похожих на огромные глубокие миски, пока добрались до настоящей — соленой…
Проехали мы город Лелистад, абсолютно современный по застройке, а его старая (относительно) часть располагается по берегам небольшого канала, где катера и лодки пришвартованы к палисадам…
А дальше — Батавия-стад, место на дне моря…
На самом-то деле это корабль-музей!
Это корабль, верфь и магазины…
Корабль-то виден издалека, но его размеры понимаются только внутри…
В общем — зашли в здание, купили билеты по 9 евро и стали ждать, пока группа наберется, потому что по кораблю лучше лазать с экскурсоводом.
А пока — небольшая экспозиция и макеты кое-какие…
Фотографии, как строилось…
Ну, понятно, что у этого дела был зачинщик — такой симпатичный дядька с бородой — знаток древних кораблей — славы голландского флота,
который вовсе не нанимал рабочих, а пригласил подростков и молодежь и стал их учить (такой кружок судомоделирования), и потом они все это дело и восстановили… А было их человек 100 или больше!
И потому их имена написаны на стене. Вся стена — в именах!
Субсидирование, ясное дело, государственное.
Пошли мы на корабль.
13 взрослых и 6 детей, включая двух совсем маленьких и сопливых.
День-то был ветреный, а голландский народ в любую погоду без шапок, включая и 2-3 летних…
Я-то по хитрости русской капюшон набросила, так соплей и не имела!
Ну, пошли… Экскурсовод бегло так на своем языке рассказывает, а мне-то не понятно — поэтому смотрю и пока не впечатляюсь…
Ну, думаю, залезем, по палубе пройдемся и обратно…
А и нет!
Залезть-то залезли, да и пошли вниз — а там четыре этажа — внизу-то!
До трюма, пока добрались с разговорами, 30 минут прошло…
Конечно, канаты просмоленные, деревянные блоки, мачты — все руками, грубоватое-резное…
Столовая для командного состава кают-компания (?) — стол, стулья и по бокам столовой два клозета огорожены — деревянная дырка, а пол круто наклонный желобком вниз — чтобы, значит, канализация работала естественным образом…
Вообще на корабле этом около 300 человек обитало…
Вот и ощутите масштабы…
Дальше-то пошли, где на корточках, где почти по вертикальной лестнице — только голову береги! —
с разговорами — смотреть все до трюма, где балласт лежит.
Раньше каменюки были огромные, а сейчас — литые болванки.
Да! Еще там, на этажах-то, печки установлены и висят мешочки холщовые с ароматами, которые голландцы возили в Европу —
и ваниль, и какие-то другие… Можно потрогать и понюхать…
Корабль-то был военный — поэтому в оконцах этажей — пушки, надраенные, начищенные — хоть сейчас пали.
В трюме-то страшно очень. Чувствует близость воды и что ты под ней где-то…
И виден скелет корабля — гигантские толстенные ребра…
Спали там — где кто расположится…
А самое интересное на палубе… Она — тоже три уровня, не меньше…
Но поскольку лесенки без перил, а так, на один шажок 35 размера, а еще надо через балясины пролезать — то между, то сверху —
На нос я взобраться не смогла — туда только какой-то мелкий ребенок смог залезть, а взрослый народ дисциплинированно слушал экскурсовода…
Да и то — залезть-то залезла (Йохан не смог), а как обратно и не знаю…
Показали нам с одним папашкой, который ребенка на руках носил — путь попроще, но тоже — 19 ступенек вертикально без перил!
Чудный этот корабль…
Вверх-то посмотришь — в переплетение лестниц и канатов — как там они паруса свои распушали!!!
Непостижимо!
А история такая.
Батавия — название земли в Индонезии.
И был такой корабль с судьбой Титаника. Доплыл он до Австралии, и там случилось с ним кораблекрушение.
Но имя и славу никуда спрятать не удалось — и вот, пожалуйста, он стоит в заливчике, правда, до дна ему близко-близко…
Не может он плавать не потому что не умеет, а потому что мелко для него!
Но 16 век!
И такая сложность инженерии! Такая рациональная, но фантастическая конструкция…
А! Так этажей-то на корабле — 6!
Напротив-то него — верфь, где в конструкциях деревянных виден скелет, и это тоже гигантское сооружение…
Для нас-то — которые знают, как дом или церковь, или завод выстроить, или машину какую полезную — корабль — дело странное…
Вот Петр 1 и начал… Оттуда, из Голландии, науку вывез…
Набрала я там ракушек с верфи-то… Все-таки не каждый день на морском дне бываешь…
А потом, как обычно, кофе в кафешке, да и пошли в…
А вот что рядом они сделали — это торговый центр — и народ-то ломится туда, в основном (январские распродажи)…
Это целый торговый город (не квартал!) и чего там только нет!
Игрушки, одежда, обувь, посуда всякая.
Вот только сувениров нет. Прагматики. Какой нормальный голландец будет про себя сувениры покупать. Это все равно, что нам матрешку на видное место водружать!
Перед торговыми рядами — рыбу предлагают — жареную и селедку. И картошку фри. Дух от этого — на всю округу!
В общем чудным-чудна была поездка… И какая-то легкая. Хоть и более 300 км в день проехали…
Корабль этот — его образ — это не дом, дворец, гуси-лебеди…
Корабль — это и природное и человеческое…И мечта…
Но вот как они это еще в 16 веке придумали и сделали и полмира завоевали…

НАША БЫВШАЯ ЖЕНА
Взяться за этот записон меня заставило долгое ночное обдумывание —
как же тут складывается внутренняя жизнь (или не складывается)…
Речь пойдет про Йоко — что за феномен, мы точно не знаем, но попробуем отгадать.
Почему про Йоко?
Потому что она стала появляться на горизонте наших голландских «высот»…
…Нет-нет и позвонит в двери своего бывшего дома к своему бывшему мужу.
А что бывший муж? — Правильно, прячется за занавеской и не открывает.
А чего, спрашиваю, не откроешь?
— Нечего делать.
И все тут.
Попробуй, разберись, как простая голландская женщина захомутала одного, спала с другим, а потом еще вышла замуж за их лучшего друга…
Йоко — такая большая тетка с мелким кукольным личиком в белых кудряшках и достаточно широкой задней частью. У них вообще в стране вислозадость — это как на Урале. Тело длиннее ног.
Ну, и понятно — человек за рулем всю жизнь — вырастет это место однозначно!
(Вообще, экс-фэмили не маленькая: два брата — Петер и Бенни (с женами и детьми),
две сестры — Шани и Йоко, их мать с никто не помнит каким по счету мужем (славный старичок).
Все промышляют одним делом — доставка на дом всего, что есть.
Деньги это приносит хорошие.
Йоко в месяц до 6 тыщ евро имеет.
Здесь как-то сложилось, что на Йохана легло клеймо неудачника и недотепы.
(Просто ситуация из «Покровских ворот» с теткой-хабалкой и бывшим ейным мужем-интеллектуалом)…
В общем, когда Йоко стала изменять Йохану с Томом, а потом ушла к Твану на законных основаниях — дом большой), то
все дружно решили не бросать Йохана в беде —
каждый четверг его приглашали обедать, устраивали ему день рожденья и даже ездили вместе отдыхать в Испанию…
(С Йоханом отдыхать хорошо — он, как рабочий ослик и тенты везет и посуду и барбекюшницу, и шезлонги с матрасиками)
В общем, берегли его и спасали, и пасли.
И вдруг приехало что-то вне схемы, которая работала.
Рабыню наш (их) муж выписал из России.
В результате — на обед по четвергам приглашать перестали и день рожденья не отмечали…
Итак, началось новое качество.
Йохан сейчас никаких контактов с ними не имеет и вот, почему.
Он нашел чудную формулу:
Тане будет неприятно, если я буду общаться с экс-фэмили.
(хотя мне, честно говоря, никак — лишь бы по 8 часов не сидеть за одним столом).
В результате — ноль поздравлений, ноль звонков.
А сегодня снег.
Замело всю деревню по самые уши.
В тексте сохранена орфография автора.

 2005

Все права сохранены © Перепечатка текста без согласия автора и указания источника запрещается