Екатерина    Коряковцева

Реферат по истории ученицы 9 «В» класса средней школы Адмиралтейского района №238

I. Введение. Предпосылки развития российско-голландских отношений в XVII веке
Тема Российско-голландских отношений является очень важной в изучении истории Российского государства. Особенно интересной эта тема представляется в связи с грядущим юбилеем Санкт-Петербурга.
Подробное изучение в рамках данной работы этапов становления российско-голландских отношений, их вклада в экономику России, места в международной политике, а также богатого культурного наследия помогает оценить их значения для России.
Торговые контакты между голландцами и русскими имели место еще на рубеже Х-ХI веков на известном торговом пути «из варяг в греки», когда складывалась сама система европейских политических, торговых и иных связей. Россия имела некоторые связи с Голландией и в допетровское время.
В непрерывной картине исторического процесса нелегко бывает найти нужную точку отсчета, с которой можно было бы начать изложение истории отношений России с каким-либо государством. Что касается связей с Нидерландами, то распространенные в обеих странах представления, как правило, не выходят за рамки такого факта, как пребывание Петра I в Голландии. Однако история российско-голландских отношений намного богаче.
Судя по историческим документам, торговые связи между голландцами и русскими существовали уже около тысячного года. Торговые пути проходили вдоль огромных русских рек и тянулись от Балтийского моря на севере до Каспийского и Черного морей на юге. Некоторые клады, найденные археологами в этих местах, состоят, например, из фризских монет.(6)
Уже в XIII в. жители таких нидерландских городов, как Амстердам, Брюгге, Гент, Антверпен, Мидделбург и Ставорен, питались хлебом, выпеченным из русского и польского зерна, хотя о России и русских нидерландцы знали тогда очень мало.
Начало регулярных контактов с Голландией относится к периоду царствования Ивана Грозного, когда голландские купцы впервые появились в Архангельске. В это время ими были составлены первые морские путевые карты, помогавшие морякам находить путь в Россию. Голландцы приезжали в Россию для закупки всего, что давали русские моря, реки, леса и поля. Они покупали русский лен, меха, пшеницу, овес, просо, горох, коноплю, лес и т.д.
Постоянные торговые связи Московского государства с Голландией начинают налаживаться только со второй половины XVI века. В отличие от прошедшего времени, московское правительство теперь само ищет деятельных представителей купечеств разных стран для установления и укрепления торговых отношений. Во второй половине XVI века уже наблюдается свободная торговля по всей России польского, немецкого, шведского, английского, датского и голландского купечеств.
В то время голландские мореплаватели всерьез обсуждали возможность прохода севернее Норвегии и побережья России в Китай и Индию. Это дело было поручено Виллему Баренцу, совершившему три экспедиции (1594-1597 гг.). В третьем плавании (1596-97 гг.) Баренц, будучи главным штурманом, составил подробную карту Новой Земли и дневники состояния погоды. Непроходимые льды заставили голландцев зазимовать на Новой Земле. Летом 1597 г. они, бросив затертый льдами корабль, пустились на двух лодках в обратный путь, во время которого Баренц умер.
Время Смуты сильно подорвало торговые отношения Руси с Голландией, но в 1614 году голландцам была выдана жалованная грамота, подтверждавшая прежние права голландской компании на торговлю своими товарами по вольной цене. Во возмещение убытков, понесенных голландскими купцами в Смуту, им была разрешена на три года беспошлинная торговля, а затем — платить только половину пошлины.
Первые официальные контакты между двумя государствами состоялись в начале XVII в. В 1613 г. русским посланникам Степану Ушакову и Семену Заборовскому было поручено посетить Нидерланды и вручить принцу Морицу грамоты от русского царя Михаила Федоровича с извещением о его вступлении на престол и просьбой о помощи против Польши.
С этого времени обеими сторонами периодически предпринимались усилия по активизации взаимоотношений. Так, Нидерланды в 1615 г. в период польско-шведской интервенции предложили русской стороне свое посредничество. Миссия Нидерландов, прибывшая в Новгород, способствовала заключению мира со Швецией.(6)
В 1630 году явились послы от Голландии с просьбой о свободной торговле, а так же ходатайствовали о дозволении голландским торговым людям распахивать пустые земли в Московском государстве. Но в Боярской думе решили «в пашне отказать» и разрешить приезд только тем из голландских торговцев, список которых будет заранее представлен.(6). Послы так же просили предоставить голландцу Эрнесту Филипсу и его компании право на 30 лет беспошлинной торговли с Персией через Московское государство, за что они будут вносить ежегодно в царскую казну по 15000 рублей, но получили отказ. Торговая компания была организована, но никаких привилегий не получила.
Позднее в 1632 году, Голландский купец Андрей Виниус получил право на устройство чугуноплавильных, железоделательных и оружейных заводов близ Тулы и по рекам Шексне, Костроме и Ваге. О размерах этой заводской промышленности можно судить по сообщению Невиля, будто доходы от железных рудников в XVII в. равнялись 50 тысячам рублей. Кроме того, впоследствии, голландец Денис Иовис начнет эксплуатацию медной руды.
Голландские торговые кампании, получив право на торговлю по Руси, стремились как можно быстрее обзавестись своими конторами и постоянными складочными пунктами в важных торговых городах. Голландское купечество имело свои склады по Двинской водной линии путей. Так же оно расположило свои конторы в гавани св. Николая, в Архангельске, Вологде. По сообщению Невиля, можно судить, будто в одном Архангельске голландцы держали 200 агентов, которые оттуда ездили в Москву и другие города для закупки русских товаров. Сами они развозили по русским городам свои товары, в основном — предметы роскоши. (2)
В 1675 году голландец Ван-Стаден был послан за границу и уполномочен привезти оттуда рудокопов, трубачей и комедиантов. И западная культура начала проникать и прививаться в центре старой Москвы, прежде всего и особенно при помощи развлечений.
Несомненно, что герой кукольных представлений Петрушка, привезен нам голландцами Немецкой слободы, на что указывает Олеарий. Если Петр I и мог хвалиться тем, что он ударом топора пробил окно в Европу, то слуховое окно было уже проделано в нее до него, и через него прошел европейский театр. (7)
В конце 17 века в Немецкой слободе Москвы постоянно жило немало голландцев и так уж случилось, что многие из них оказались в окружении юного Петра. В 1699 г. было учреждено постоянное дипломатическое представительство России в Голландии, которое возглавил Андрей Артамонович Матвеев. Для России и Голландии развитие двусторонних отношений представляло взаимный интерес для их утверждения в пространстве Европы.

II. Этапы формирования взаимоотношений России и Голландии в период правления Петра I
Пребывание Петра I в Голландии. Значение этих путешествий
Петр I побывал в Голландии дважды: впервые — с августа 1697 и до мая 1698 года, во второй раз — с декабря 1716 по август 1717 года. Петр еще в Москве познакомился со многими голландцами. Любознательность привела его в Немецкую слободу. Будущий адмирал Франц Лефорт, значительную часть жизни проведший в Голландии, убедил молодого царя в необходимости лично приехать в Голландию и на месте ознакомиться с новейшими достижениями науки и техники, судостроения и артиллерии, фортификации и строительства гидросооружений, медицины и философии.
Великое посольство отбыло их Москвы 9 марта 1697 и возвратилось через полтора года. Путь посольства лежал через Лифляндию, Курляндию, Пруссию, в Англию и Голландию. Но дольше всего посольство задержалось в Голландии.
В1697 году Петр был принят в Голландии со всеми почестями. Были устроены фейерверк и показательный морской бой в честь русского посольства.
В Голландии были наняты до 900 человек всевозможных мастеров, от вице-адмирала до корабельного повара. В последующие годы Петр активно приглашает для деятельности в России различных мастеров и ученых.
Голландцы, как и другие иностранцы, обучали русских различным ремеслам. Несмотря на неорганизованность и кровавый беспредел в России того времени, многих влекли громадные возможности. Специалисты, располагавшие собственными планами и идеями, получали возможность притворить и в жизнь именно в России. Страна стала огромным полем для эксперимента. Другим просто льстило личное приглашение царя.
В Голландии был нанят для работы в России доктор Бидлоо, часто именуемый в русских источниках «доктор Быдло». Он был племянником известного профессора медицины и анатомии Лейденской академии. В России Бидлоо стал руководителем медицинской школы, в которой обучалось 50 студентов (открыта в Москве при военном госпитале в 1707 году). Доктор Бидлоо провел в России многие годы. В 1725 году он участвовал в консилиуме по поводу болезни Петра.
В Голландии Петр нанял художника Адама Сило (Стило), который научил Петра писать морские суда, гравера Адриана Шхонебенка — он обучал царя гравировальному искусству.
Большое впечатление на царя произвело обилие в Голландии научных трактатов. Люди ещё не исчерпали своего оптимизма по поводу могущества человеческого разума. Некоторые произведения голландских ученых были переведены на русский язык. Приглашенный голландец Тессинг стал основателем типографии, печатавшей книги на русском языке. Следует отметить, что наборы русских шрифтов «новоизображенных русских литер» также были привезены из Голландии и с 1708 года этими литерами печатались книги в России.
Опыт пребывания Петра I за границей и, в частности, в Нидерландах, сыграл неоценимую роль при проведении им крупномасштабных реформ в России. Петр I поощрял изучение голландского языка, который в те времена играл в странах Балтийского моря ту же роль, какую английский играет сейчас. В русский язык внедрилось очень много голландских слов, в основном судовых терминов, например, рейс, рейд, айсберг, дрейф и т.д.
Но далеко не все голландцы стремились поступить на русскую службу Список тех, кто наотрез отказался ехать на работу в Россию, весьма велик. В этом списке такие известные голландцы, как врач и ботаник Херман Бурхаве (Герман Боэргав), физик и философ Якоб Виллем Схравесанде, садовод Питер де ла Кур ван дер Воорт, вице-адмирал Гилиис Схей и многие другие.

Зарождение голландской общины в Санкт-Петербурге
История голландской общины начинается в первые годы истории города. Число голландцев, населявших Петербург, увеличилось в результате русско-голландской торговли.
Голландцам за рубежом не было причин скрывать свое происхождение, поэтому они объединялись в тех городах, которых жили. Многочисленные голландские сообщества были созданы в это время создавались в различных странах. Традиционной формой объединения голландцев была церковная община.
Голландская реформатская община в Петербурге была официально основана в 1717 году и насчитывала 36 прихожан. Число голландцев увеличилось в 20-е годы. Голландцы, поселившиеся в Петербурге в 1720-х годах, были по большей части амстердамскими купцами, многие из которых раньше жили в Архангельске или Москве. Также в общине числились мастеровые, военные, моряки. Некоторые из них приезжали ненадолго, другие оставались на всю жизнь.

III. Развитие российско-голландских отношений в XVIII-XIX вв. Их значение для экономики и политики России
Российско-голландские торговые отношения
Осенью 1703 года первый голландский корабль вошел в Неву. С этого времени голландские купцы стали частыми гостями в молодом Петербурге. По некоторым данным, голландцы тайно привозили военное снаряжение, боеприпасы, и шведская сторона сетовала на то, что им приходиться сражаться с русскими голландским оружием.
Важным этапом для развития торговых отношений с Голландией было подписание Ништадского мирного договора со Швецией в 1721 году. Это было радостное событие для голландских купцов, которые могли свободно переправляться через Балтику, не опасаясь за свой товар. Торговля пошла еще лучше.
После 1770 года наступили перемены в организации торговли. Авторитет новой столицы в торговых делах рос, и, соответственно, росло стремление голландцев захватить рынки сбыта на невских берегах. Екатерина Великая подобно Петру I с большой долей терпимости относилась к иностранцам. Голландцам она не чинила препятствий, так что торговля во время ее правления процветала.(2)
Возросшая конкуренция требовала большого количества и разнообразия товаров. В городе на Неве создаются торговые компании. В компанию объединялись люди, связанные родственными отношениями. Каждый вкладывал свой труд, свой капитал и нес свою долю ответственности.
В сентябре 1846 г. между Россией и Нидерландами был подписан Трактат о торговле и мореплавании. Он впервые в договорном порядке устанавливал принцип наибольшего благоприятствования в торговых отношениях обеих стран. К тому времени Нидерланды занимали 3-е место (после Германии и Англии) в торговле с Россией.
В 19 столетии торговые и предпринимательские связи Нидерландов с Петербургом оказались в руках жителей маленького фрисландского поселка Фризенфейн. Около 250 семей из Фризенвейна вели коммерческие дела с Россией в середине века.
Торговля в Петербурге приобрела такой размах, что старая система продажи товаров отдельным клиентам или на рынках уже не годилась — нужны были складские помещения и магазины. Русские голландцы арендовали помещения в Гостином дворе и превратили их в большие и красивые магазины. После 1917 года пространство Гостиного двора изменилось до неузнаваемости, стены были проломлены, вдоль были разбиты палатки, как на рынке, поэтому сейчас невозможно восстановить первоначальный облик голландских магазинов.
Семьи Энгбертс, Гармсен, Янсен, Крюйс, Компаньен, Кюнст, Тен Кате — многие из них были хозяевами этих магазинов, располагавшихся на Думской линии Гостиного двора, с их именами связано развитие торговли в этот период. Торговая фирма братьев Энгбертс продавала мануфактуру, семейство Тен Кате — сигары, так нравившиеся, например, императору Александру II и писателю Федору Достоевскому. Принадлежащий Крюйсам Торговый дом Ява — кофе и прочие колониальные товары.
Как уже отмечалось выше, голландцы торговали в Петербурге не только полотном, но также табачными изделиями, гаудскими и немецкими трубками и бамбуковыми тростями. Эти безукоризненные прямые и гладкие трости вошли в моду среди военных в «век париков» при Елизавете Петровне. Однако после 1801 года, при Александре I, мода изменилась. Сохранилось письмо, в котором амстердамские поставщики фирмы «Крюйс, Энгбертс и Ко» сожалеют о том, что этот товар больше не пользуется спросом и не приносит былых доходов.
До двадцатых годов прошлого XIX века русские купцы имели обыкновение стоять у входа в магазин и зазывать покупателей. С появлением голландских магазинов эта восточная манера быстро вышла из употребления. Голландцы ввели систему твердых цен. Это новшество поначалу вызвало неприятие у русских, но в конечном счете помогло голландцам упрочить свою торговую репутацию.
Во время наполеоновских войн русско-голландская торговля пришла в упадок. Но после битвы при Ватерлоо и поражения Наполеона для торговли вновь создались благоприятные условия, и число приезжающих в столицу голландцев резко возросло. В самом начале своей деятельности петербургским голландцам не составляло сделать себе имя и закрепиться на рынке молодого бурно развивающегося города. Однако, с середины 19 века ситуация на рынке стабилизировалась, и теперь в условиях жесткой конкуренции необходимо было обладать солидными знаниями, высокой квалификацией и деловой хваткой. Так же требовалось и знание русского языка.
К началу двадцатого века дела в голландских компаниях чрезвычайно ухудшились: росла угроза их ликвидации, ширились политические волнения. Предпринятые правительством экономические меры пагубно отражались на импорте товаров, необходимых для голландских магазинов. Все большее и большее количество голландских компаний объявляло о своем банкротстве. Тем не менее, в начале века на российский и, в том числе, петербургский рынок проникли и такие крупные голландские (или частично голландские) концерны, как Филипс (Philips) и предшественники Ройал Датч Шелл (Royal Dutch-Shell Group). Даже в годы Первой мировой войны продолжалось сотрудничество в банковской сфере: в Петербурге обосновались Русско-Голландский банк и Нидерландский банк для русской торговли.

История дипломатических отношений межлу Россией и Голландией
Оценивая место российско-голландских отношений в мировой политике немаловажно проследить некоторые этапы развития отношений двух стран в контексте международных отношений.
С целью установления с Нидерландами прочных связей царь Алексей Михайлович направил в 1646 г. полномочных послов Илью Милославского и Ивана Байбакова. В этот период стороны регулярно обмениваются временными дипломатическими миссиями. Активизация русско-голландских отношений поставила в повестку дня вопрос о взаимном учреждении постоянных дипломатических представительств.
Еще в 1631 г. голландским Генеральным Штатам было разрешено иметь своего резидента в России, но этим правом они воспользовались только в 1678 г. Постоянным резидентом в Москве (третьим по счету после шведского и польского послов) стал Йоганн ван Келлер.
Революция 1648 года и особенно смерть Карла I не могли не внести некоторое охлаждение в отношения Москвы с Англией. Этим охлаждением сумела очень искусно воспользоваться Голландия. И когда в 1654 году Вильям Предо прибыл из Англии в Россию с просьбой о восстановлении прежних отношений, его встретил самый нелюбезный прием. Ему заявили, что польская война не дает царю возможности заниматься коммерческими делами. Между тем, голландцы от этой войны вовсе не страдали, а торговые её отношения с Россией никак не ухудшились. С 1660 года Москва имела в Нидерландах даже постоянного посла.
В 1696 г. молодой царь Петр I решил отправить в Нидерланды, Англию, Венецию и Австрию посольство, состоявшее из 200 человек и получившее название «Великого». Сам он отправился вместе с ним инкогнито с документами на имя унтер-офицера Петра Михайлова. Впервые в истории русский царь совершил путешествие за границу. Инкогнито царя в плане протокола соблюдалось, однако его легко было узнать по большому росту и подергиванию лица.
Послы выразили желание заключить с Нидерландами и другими христианскими странами союз против Турции и со своей стороны заявили о готовности создать благоприятные условия для голландских купцов в России. Кроме того, они просили помочь в строительстве 40 военных кораблей и более ста галер, которые предполагалось использовать против турецкого флота.
Генеральные Штаты ответили, что не могут дать ни денег, ни оружия, боясь поставить под удар свою торговлю с Ближним Востоком через контролируемое турками Средиземное море. Задачи «Великого посольства» не могли быть выполнены и по причине надвигавшейся войны за «испанское наследство», разделившей Европу на два лагеря. Официальная цель не была достигнута. Нидерланды предпочли сохранить нейтралитет.
Однако удалось успешно решить другие задачи. Голландские купцы использовали все возможности для того, чтобы во время пребывания «Великого посольства» добиться улучшения условий торговли с Россией, а также получить от царя право вести через Россию торговлю с Персией и Китаем. В течение трех месяцев Петр I вместе с десятью другими русскими получил разрешение обучаться плотницкому делу, очень важному в то время в кораблестроении, на верфи Остиндской компании. Впрочем, пребывание Петра I на судоверфи Остиндской компании менее известно, чем его 8-дневное пребывание в Заандаме, где он знал многих мастеровых еще по тому времени, когда они были в России и помогали в строительстве судов.
В 1699 г. было учреждено постоянное дипломатическое представительство России в Голландии, которое возглавил Андрей Артамонович Матвеев. Для России и Голландии развитие двусторонних отношений представляло взаимный интерес для их утверждения на политической карте Европы.
Восьмидесятые годы XVIII в. ознаменовались заметным сближением между Россией и Нидерландами. Это во многом было связано с мирной инициативой русского правительства по созданию лиги нейтральных государств для защиты торгового мореплавания.
В 1795 г. французские войска вторглись на территорию Нидерландов, что привело к падению власти штатгальтера и к провозглашению Батавской республики. В 1799 г. Россия, Австрия и Англия начали военные действия против французов в Швейцарии, Италии и Батавской республике. На побережье Нидерландов высадились объединенные англо-русские войска, которые заняли Ден Хелдер и Берген.
Однако, спустя чуть больше недели после высадки англичан, началось наступление франко-голландских войск. Англичане оказались в критическом положении. И в этот момент началась высадка русских десантников, которые даже не имея времени на то, чтобы ознакомиться с особенностями местности, начали контрнастуление, вошедшее в историю как сражение при Бергене. В ходе этого сражения союзникам удалось отбросить противника, и русские войска заняли город Берген. В память павшим тогда русским воинам в Бергене в 1901 г. сооружен памятник — «Русский крест», как его называют местные жители.
Участие русских войск в освобождении Нидерландов в 1813 г. от наполеоновского ига и восстановлении национальной независимости было с благодарностью воспринято голландцами. В июле 1814 г. Амстердам посетил Александр I, встреченный как освободитель. Российский император сыграл важную роль в восстановлении суверенного нидерландского государства — сначала как военачальник, а потом за столом переговоров с другими великими державами.
В 1899 г. по инициативе Николая II в Гааге состоялась 1-я Международная мирная конференция, где за одним столом собрались представители более 60 стран. Выбор царем Гааги мотивировался традиционными связями, существовавшими между двумя странами. Председательствовал на конференции российский делегат барон Сталь, почетным председателем был голландский мининдел В.Г. де Бофор. Россия и Нидерланды тесно сотрудничали в период подготовки и работы 1й и 2-й мирных конференций в Гааге, целью которых была разработка многосторонних соглашений в области обеспечения мира и ограничения вооружений. 3-я мирная конференция под названием «Столетие Первой международной конференции мира», проходившая в Гааге и Санкт-Петербурге в мае-июне 1999 г., также отмечалась активным сотрудничеством двух стран. (6)
В конце XIX — начале XX вв. отношения между Россией и Нидерландами имели подчеркнуто дружественный характер. Стороны стремились всегда достигнуть согласия и не упускали случая отметить традиционно дружественные связи, издавна существовавшие между двумя странами.
Россия заняла дружественную позицию в отношении Голландии в ее споре с Бельгией в 1890 г. Беспристрастная позиция России в споре между Францией и Нидерландами в 1891 г. по вопросу о разграничении французских владений в Гвиане с голландской колонией в Суринаме, затрагивающем весьма существенные интересы Королевства Нидерландов, также снискала себе признательность голландцев.

IV. Вклад голландцев в русскую культуру XVIII-XIX веков
Становление голландской церкви и ее роль в культурной жизни общества
Центром, объединяющим голландскую общину, являлась церковь. Без провозглашения свободы вероисповедания, объявленной в Манифесте Петра Великого в 1702 году, в Санкт-Петербурге вообще бы не было Голландской церкви. В дальнейшем это правило соблюдалось и другими царями. Количество исповедуемых религий стало увеличиваться, а вместе с тем и количество иностранцев. Это был очень важный шаг со стороны царя. Таким образом, Петр «открыл двери» в новый город.
В начале XVIII века отрезок, где сейчас находится Эрмитаж, был болотом (позже там был построен Летний Сад и Почтовый дом). В 1704 году неподалёку от этого места было возведено Адмиралтейство, этот отрезок земли стал очень популярным, а кроме всего прочего это ещё и центр города. С тех пор там начала селиться петербургская элита.
Первым человеком, который построил здесь свой дом, был командир Балтийской эскадры вице-адмирал Русского флота Корнелис Крюйс (Cornelis Cruys)(1657-1727). Он родился в норвежском городе Ставангере и был наполовину норвежец, наполовину голландец. Крюйс был одним из первых иностранцев, который согласился перейти на службу к Петру и по этой причине он пользовался у него огромный уважением. Об этом свидетельствует ещё и то, что Крюйс был свидетелем бракосочетания Петра и Екатерины Алексеевны.
После того как строительство его дома было завершено, Крюйс отдал одно из помещений для проведения богослужений протестантских общин Санкт-Петербурга. Но из-за того, что количество прихожан быстро росло Крюйс, вынужден был просить разрешения у царя на постройку церкви на подворье своего дома. И в 1708 году церковь была возведена полностью на средства Крюйса. Строительством руководил голландский мастер Виллем Ковенховен. Датский посол Юст — Юль, живший тогда у Корнелиса Крюйса сказал: » Вице-адмирал Крюйс построил в Петербурге лютеранскую церковь в виде креста, сложенную, из одних брёвен, точно, как строят дома в Норвегии и почти во всей России». (1)
Церковь носила имя Святого Петра и находилась в юго-восточной части подворья, выходила она на маленькую площадь. Церковь не имела колокольни, только небольшую башенку на средокресье, увенчанную шпилем. Когда все общины сзывались на богослужения, над нею реял флаг вице-адмирала (синий косой крест на белом фоне). Рядом с церковью было выстроено два здания: одно — жилище для пастора, второе — школа для бедных детей и сирот. В 1710 году Крюйс покинул Петербург и передал церковь в собственность протестантской общине. Теперь она существовала лишь на пожертвования прихожан.
В 1720 году было принято решение о перестройке церкви. При строительстве общая планировка была сохранена. Только теперь она была выполнена из кирпича. Внутри опять — таки равноконечный крест с длиной пролёта примерно 17 метров. В восточной её части располагался алтарь, а в трёх отсеках находились ряды скамей для прихожан. Кафедра пастора находилась в центре. Алтарная часть была вымощена мрамором, полы же были каменными. Скорее всего, архитектором, воздвигшим эту церковь, был Николаус Фридрих Гербель. Также он работал и над строительством дома Крюйса.
Община имела общественную казну: денежные средства поступали от ежегодных взносов, церковных пожертвований и корабельного сбора: каждое судно, приходившее в город под голландским флагом, платило 5 рублей в пользу церкви. В 1730 году обветшалую деревянную церквушку Крюйса была снесена. Иноверческие церкви в то время разрешалось строить только за пределами городского центра, который находился на Васильевском острове и вдоль Невы. Поэтому община купила каменный дом с большим земельным участком под сады и огороды на углу Мойки и Невского проспекта — как раз на границе городского центра, которая проходила по берегу реки. Одна половина купленного дома использовалась под церковь, в другой жил учитель-голландец, который учил родному языку семерых детей. В 1743 году на этом месте выстроили новое здание, в котором вместе с церковью размещалось несколько магазинов. Средства на постройку собирались и в Петербурге, и в Амстердаме, и в Архангельске. Это здание прослужило церковью до 1832 года.
Петербург стремительно развивался. Его население увеличилось с 80 тыс. в 1750 году до 217 тыс. 1789. Город дворцов, садов и парков вставал в один ряд с европейскими столицами. Сколько же голландцев жило в Петербурге в тот период? Документы Голландской реформаторской общины сообщают, что в 1770 году ее приход насчитывал всего 32 человека. (3)
В 1831 году началось строительство нового церковного комплекса по проекту Павла Жако. Свою лепту в создание церкви внёс и царь Николай I. Так, монументальный флигель с колоннами был возведён согласно представлениям царя. 14 января 1834 года состоялось торжественное освещение церкви.
Новый церковный комплекс стал центром жизни голландского общества в Санкт-Петербурге. Там располагались магазины, торгующие голландскими товарами. Сюда в первую очередь приезжали эмигранты из Голландии и начинали новую жизнь.
Культурная жизнь общины духовно обогащалась: была открыта школа, вскоре после этого основан голландский клуб. Члены голландского общества стали уважаемыми гражданами города. Дом голландской церкви стал также немаловажным местом в жизни русских художников. Общество поощрения художников снимало помещения под постоянные выставки живописи и скульптур; позже помещения снимались Академией художеств.
Земля, которой владела церковь, благодаря быстрому города, вошла в экономический центр. Рост торговли, включая деятельность голландцев, сделала возможным назначение высоких арендных плат за комнаты, магазины, склады, расположенные в помещении церкви на Невском проспекте. В сравнительно короткий срок стала возможной выплата долга на строительство и обустраивание церкви.
Церковь стала центром духовной жизни выходцев из Голландии, которые жили вдали от своей Родины. Со временем путешествия из страны в страну стали намного быстрее и комфортабельнее. В петербургское сообщество входят голландские женщины. Все больше детей рождалось в Петербурге, усиливается интеграция голландцев в русское общество. К 1850 году большая часть общины имела корни в Санкт-Петербурге. Из 250 членов 25% родились в Голландии, 30% в Санкт-Петербурге в голландских семьях, или от одного из голландских родителей, в то время как более 40% голландцев были российскими подданными. (5)
Помимо воскресных служб, церковь вела активную деятельность в других областях. Так, в сотрудничестве с немецкой и французской реформатскими общинами в Санкт-Петербурге была основана реформатская школа. Голландская церковь арендовала часть Волковского кладбища. При церкви существовало Голландское общество. Большое внимание церковь уделяла благотворительности, помимо поддержки прихожан включавшей основание приюта. Голландская реформатская церковь была не только религиозным институтом, но и социально-культурным центром голландской общины в Санкт-Петербурге.

Достижения выдающихся представителей голландской культуры в России
Корнелис Крюйс
В ряду знаменитых голландцев, оставивших свой след в истории и культуре Петербурга, фигура Корнелиса Крюйса, талантливого вице-адмирала заметно выделяется. Он обладал многими талантами, что, безусловно, дает право отнести его к выдающимся деятелям своего времени. Благодаря этому человеку уже в первые годы своего существования российский флот на Балтике достиг таких высот, что без особого труда смог отражать атаки шведской армады и теснить ее, что, несомненно, способствовало успеху российской армии в Северной войне. На протяжении многих лет пользующийся особой благосклонностью императора, Крюйс много лет проработал в Адмиралтействе, где был незаменимым работником.
Родился Корнелис Крюйс в норвежском городке Ставангере 3 июня 1657 года. Уже хорошо известным человеком этот голландец, видный, высокого роста мужчина, с большим родимым пятном под глазом, моряк, побывавший в Средиземном море, Индии и Америке, в 1697 году поступил на русскую службу: в Амстердаме Крюйс приглянулся волонтеру Петру Михайлову, и с того момента участь моряка была решена. Правда, боясь потерять независимость, Крюйс не сразу согласился ехать в Россию. Петр не брал в расчет отговорки и в знак своего покровительства пожаловал ему чин вице-адмирала и шпагу с серебряным эфесом.
Корнелий имел такие поручения от Петра: составлял карту течений Дона; ездил в Голландию нанимать для русской службы иностранцев, а дворянских недорослей, прихваченных с собой, устраивать в порты и школы для обучения морским делам.
Корнелий Крюйс проявил себя и как изобретатель. Так, например, ему принадлежала идея создать особые ящики, содержащие около 1000 фунтов пороха. Такими ящиками предполагалось сбивать валы и стены неприятельских крепостей и взрывать на воздух неприятельские суда. К крепостной стене ящик должен был быть прикреплен вплотную, а к неприятельскому судну подвешен в брандере и зажжен у корабельного борта.
Уже прославившись как автор первого морского кодекса, строитель кораблей на верфях Воронежа и участник первых Азовских походов русского флота, Крюйс стал и первым защитником новой русской столицы с моря. Осенью 1905 года после отражения нападения шведской армады на только что отстроенный форт Кроншлот и остров Котлин эскадра балтийского флота под гром канонад возвращалась в Петербург. Корнелис Крюйс шел на флагмане «Дефам» в роли триумфатора.
Однако со смертью императора и Крюйс прожил недолго, силы постепенно оставляли его, здоровье становилось все хуже и хуже. Последние два года, страдая тяжелейшими приступами грудной и каменной болезни, адмирал почти безвыездно провел в своем доме, умудряясь при этом руководить работами в Адмиралтействе. 3 июня 1727 года Корнелис Крюйс, в день своего семидесятилетия, он и скончался, завещав похоронить себя в Голландии.

Архитектура
Казалось бы, что Петр Первый, сильно любивший все голландское, должен был бы окружить себя исключительно архитекторами-голландцами, которые смогли бы выстроить ему на берегах Невы некоторое подобие голландской столицы Амстердама. Однако, голландцев, стоивших новую российскую столицу, было меньше всего.
К сожалению, архитекторам-голландцам, работавшим в Петербурге, не досталось ни одной из главнейших построек, затеянных Петром Великим. Тем не менее, Петр понимал, что опыт выходцев из Голландии, имевший очень схожий с городом на Неве климат, несомненно, пригодится в строительстве столицы. Поэтому царь поручал голландским архитекторам достаточно ответственную работу.
Голландские мастера не только участвовали в строительстве, но и оформляли интерьеры наиболее известных построек того времени. В интерьерах Летнего дворца Петра, домика Петра, построек в Петродворце очень активно использовались голландские образцы. Наиболее «голландским» можно считать интерьер Меншиковского дворца. (7)
В Меншиковском дворце ярко видно уважительное отношение к Голландскому оформительскому искусству. В Большой палате первого этажа, служившей для парадных приемов, сразу обращает на себя внимание большое медное паникадило — амстердамской работы. Стену Конторки — комнаты, где работали писари и дежурные денщики — украшают уникальные гравюры с видами Утрехта и Лейдена, Кракова и Вроцлава (Голландия, XVII в). Предспальня, прихожая, открывающая анфиладу трех личных покоев Меньшикова, отделана расписными голландскими плитками — как стены, так и потолок. Так же голландской плиткой отделаны стены и потолок в спальне Меньшикова. В Ореховой комнате, следующей за спальней Меньшикова, на стене висит портрет Петра I работы Яна Веникса, написанный в Амстердаме, во время первого заграничного путешествия царя (Меньшиков сопровождал его в качестве денщика и казначея). «Кабинет из прихожей» — один из четырех парадных интерьеров, сохранивших отделку голландской плиткой 1717-1720 гг. Столик для игры в карты, стулья, горка-витрина, а так же конфетный ореховый столик, сделаны в Голландии в первой трети XVIII в., на столике — ваза из дельфтского фаянса. Ценность интерьера комнаты «Покой Варварин», замыкающий анфиладу комнат восточной «половины» дворца, в редкой коллекции голландский расписных плиток.
Следует отметить, что жизнь иностранных строителей и архитекторов в городе на Неве отнюдь не была раем: из-за недостатка денежных средств материальное положение служащих Канцелярии, от архитекторов до мастеровых было очень тяжелым. Жалование выдавалось им три раза в год, к тому же нерегулярно: случались задержки на год и более. Но тем не менее большинство мастеров добросовестно выполняли свою работу, не только строили сами, но и к тому же учили русских учеников своему мастерству: Пункт об обязательном обучении включался в каждый контракт, заключавшийся с иностранными архитекторами и мастерами.
Все наиболее известные голландские мастера того времени, работавшие в Петербурге — архитектор Стефен ван Звитен, «палатного строения» мастер Франц де Ваал и «мастер шпичного дела» Харман ван Болес — внесли свой вклад в формирование неповторимого облика города на Неве, привнеся в его облик голландские мотивы.

Мастера гравюры
Понимая необходимость роста национальных кадров граверов и улучшения техники гравирования, еще в конце XVII века Петр I приглашает из Голландии известного и талантливого гравера Адриана Шхонебека (1661-1705). Хотя Шхонебек и не работал в Петербурге, не упомянуть его нельзя, так как мы знаем Петербург петровской эпохи по гравюрам Зубовых, а они были его учениками. Шхонебенка владел мастерской и типографией в Амстердаме. В обязанности ему не только вменялось выполнять различные гравюры, но, как и всем иностранным художникам, приказано было «ему и для учения отдать русских людей учеников человек трех или четырех в молодых летах, которых он мог бы выучить своему мастерству резьбы и печатания в скором времени.
Не случайно Петр обратился именно к голландской школе гравирования, привлекшей его своей реалистичной направленностью, — она отвечала задаче как можно правдивее и быстрей отражать современные события.
Шхонебек приехал в Россию осенью 1698 года и прожил здесь до самой смерти, являясь руководителем гравировальной мастерской Оружейной палаты. Наиболее интересной из большого количества его работ в России (около пятидесяти) является живописно и прекрасно исполненная гравюра «Усадьба графа Ф.А. Головина в Москве», законченная после смерти Шхонебека его помощником П.Пикартом с группой русских учеников. «Лист выполнен в свободной манере и очень типичен для своего времени; в нем реалистическое документальное изображение Москвы сочетается с нарядной пышной композицией, обрамляющей картуш с надписью в верхней части листа. Такое декоративное обрамление надписей (лентами или картушами) было характерно даже для сухих и документальных чертежей или географических карт.
В 1702 году в Россию приехал еще один голландский гравер — Петер Пикарт (1668-1737), с именем которого связано создание в 1703 году первой в России походной гравировальной мастерской, работавшей в течение нескольких месяцев непосредственно в районе театра военных действий и в только что основанном Петербурге. Кроме Пикарта, в штате мастерской состояли гравер Л.Бунин и ряд помощников. За пять-шесть месяцев здесь было выполнено несколько интересных листов, дошедших до нашего времени в очень небольшом количестве.
После смерти Шхонебека Пикарт возглавил гравировальную мастерскую Оружейной палаты. В 1714 году он был переведен в Санкт-Петербургскую типографию, которую возглавлял в течение 13 лет до 1727 года. В течение своей большой творческой жизни Пикарт создал огромное количество гравюр, среди которых стоит упомянуть изображение двух шведских судов, захваченных в мае 1703 года в устье Невы, первый вид Петербурга 1704 года, представляющий большой документальный интерес, конные портреты Петра и А.Д. Меньшикова и другие. В большинстве своих произведений Пикарт, чей творческий почерк отличается некоторой сухостью, выступает как документалист, точно фиксируя на листе события своего времени.
И Шхонебек, и Пикарт сумели понять задачи, стоявшие перед русской графикой того времени, и сыграли определенную роль в развитии гравировального искусства в России. Именно они были учителями замечательного поколения русских граверов начала XVIII века, таких, как братья А.Ф. и И.Ф. Зубовы, Л. Бунин, В. Томилин и другие.
Кроме Пикарта в Петербурге в петровское время работали также ЭллигерIII и Христофор Марселиус. Оттомар Элигер (1703-1735), рисовальщик, гравер, который приехал в Россию из Голландии. Он работал в Конторе садовых дел, затем с 1728 г. — в Академии наук «мастером прошпектов и архитектуры»; с 1731 года — руководителем гравировальной палаты. Эллигером в Петербурге были созданы произведения в разных жанрах, он являлся автором ряда рисовальных и гравировальных видов Петербурга. Годы жизни Христофора Марселиуса так и остаются неизвестными. Архитектор и рисовальщик, он в 1725 году приехал в Россию из Голландии, до 1730 года работал в Академии наук. Марселиус — автор серии рисованных видов Петербурга.

V. Заключение. Значение российско-голландских отношений для России в XVIII-XIX вв.
Петр уделил особое внимание Голландии, так как именно эта страна являлась тогда одним из крупнейших европейских научных, культурных и центров. Пребывание в Петра в Голландии оказало неоценимую роль при проведении крупномасштабных преобразований в России.
Во времена Петра I заметное развитие получили культурные и научные связи между двумя странами. Петр I стоял у истоков собирательной искусствоведческой деятельности в России, высоко ценя голландскую и фламандскую живопись. При нем переводятся книги голландских авторов, что помогало распространять знания о достижениях культуры, науки и техники. Именно во XVIII веке, во времена правление Петра I российско-голландские отношения сыграли наиболее значительную роль в развитии российского государства.
Именно в Голландии Петр получил «кораблестроительное образование», причем своей тягой к морю и работе, неприхотливостью, Петр Первый поражал голландских корабельных инженеров и мастеров.
В Голландии Петр познакомился с таким явлением европейской жизни как музеи и затем перенес это нововведение в Россию. Личные связи, которые завязал Петр в Голландии (с профессором Рюйшем, с бургомистром Амстердама Николаем Витзеном) оказывали влияние на дальнейшее развитие связей с Голландией. В Голландии Петром было нанято множество специалистов для работы в России, которые обучали россиян, передавали свои знания и мастерство, внося огромный вклад в развитие науки и культуры.
В социально-культурной сфере велика была роль голландской реформатской церкви, сплотившую вокруг себя голландскую общину. Церковь являлась не только духовным оплотом для выходцев из Голландии, но и определенным образом влияла на общественную жизнь в Санкт-Петербурге.
Заимствованный у Голландии архитектурный опыт повлиял на образ Петербурга — многие сооружения, например Меншиковский дворец, были созданы по голландским образцам. Мастера-оформители оставили в интерьерах Петербурга голландские мотивы.
Благодаря голландскому влиянию далеко продвинулось гравировальное искусство. Голландские мастера, работавшие в Петербурге, были учителями замечательного поколения русских граверов начала XVIII века, таких, как братья А.Ф. и И.Ф. Зубовы, Л. Бунин, В. Томилин и другие.
Торговые отношение двух стран оказали влияние на российскую экономику. Помимо этого, голландские предприниматели участвовали в грандиозном железнодорожном строительстве, которое развернулось в Российской империи во второй половине 19 века, вкладывали деньги в лесопромышленность.
Две страны всегда имели дружественные отношения, что не раз помогало в преодолении сложных ситуаций. Значительна роль Российского государства в освобождении Нидерландов от наполеоновских войск, восстановлении государственной независимости. Посетив Амстердам, можно легко понять, что так впечатлило Великого реформатора. Удивительно находить знакомые черты, еще раз напоминающие о тесных связях двух государств.

VI. Список использованной литературы
1. «Голландская реформаторская церковь в Санкт — Петербурге ( 1717 — 1927)» сборник статей. Под редакцией П.Н. Холтропа, Т.Й.С. ван Стаалдауне, Г. Бринкмана. 2001 год
2. Карина Мейусе «Русские голландцы. Начало и конец фризенфейнской колонии в Санкт — Петербурге 1720-1920». Санкт — Петербург издательство «Симпозиум» 1998г.
3. Каталог выставки «Голландцы и их церковь в Санкт — Петербурге, 1704-1927.» Составители П.Н. Холтроп, С.М. ван Халсема, К.Х. Слехте, Б. Вулдеринк . 2002 год
4. Бусыгин А. В., «Нидерланды», Мысль, Москва 1988 г.
5. Пыляев М.И. «Старый Петербург» Москва СП «ИКПА» 1991 г

Прочие информационные ресурсы:
6. www.netherlands.mid.ru — сайт Посольства РФ в Королевстве Нидерландов
7. www.israel.ru — информационный сайт «В ожерелье культур»

2003

 

Все права сохранены © Перепечатка текста без согласия автора и указания источника запрещается