Людмила Ивлева

Как же получилось, что сейчас муж топчет землю своих предков, а я землю своих?

Поездка в Голландию
В середине декабря 2002, через 2 месяца после нашей свадьбы, мы прилетели на целых 20 дней в Голландию. Летели хорошо и комфортно, пересадку делали в Питере. Наша голландская мамуля встретила нас со своим бой-френдом в Дюссельдорфе и повезли они нас на Голландщину. Что сказать, после заснеженного Екатеринбурга зеленые кустики в Германии и какое-то «странное» дерево, цветущее под окном наших гостеприимных родителей-1 ( папа со своей второй женой — это родители-2) выглядели кощунственно.
Надо сказать, что многое, поразившее меня в ту пору, сейчас, почти через год, выглядит по-другому. Честно признаться, мой мужик был просто бесконечно рад оказаться в родной обстановке, где все его понимали (я же не понимала никого, кроме него), где он был, как рыба в воде, а мне нужно было тащиться за ним заячьим хвостиком и стонать, что я одинока и покинута, и вся радость — только встреча с русскими женами голландских мужей и моими друзьями в Германии.
Мстительный муж наслаждался такой моей, прямо скажем, рабской зависимостью, и ласковым голосом напоминал, как ему тяжело жить в России, потому что он за мной, как заячий хвостик ходит, а там никаких голландских мужей русских жен и в помине нет, чтобы с ними душу отвести-)). В общем, упражнялись мы там в походах по городам Роттердаму и Амстердаму, ходили в гости, отмечали Кристмас и занимались устройством кое-каких личных дел. И знаете что, где-то в глубине души меня просто бесило, что вот он такой тут независимый. Привыкла, видать, что в России я — мама-наседка и, вообще, все меня слушают и от меня зависят. Успела хватить ностальгии по дому и по родным, возможно, сказалось то, что мы не у себя жили, а квартировали у родителей-1.
К концу путешествия я уже очень хотела домой. А мой муженек как то сник, загрустил, блеск в глазах пропал, не хотелось, видимо, обратно в ссылку, на Урал-))).

Уральская ссылка
Вернулись мы из Голландии, а тут меня ждет новая, интересная работа. Я как в нее с головой буууу… и только меня и видели. К 8-ми на работу, в 12 ночи привозят домой. Пару недель я мужа видела только в полумраке нашей кровати. Он, молодец, взял заботы о моем сыне на себя, маме моей помогал, меня утешал, подбадривал. Я, честно говоря, последней стервой себя вела. Написала — и задумалась, наверное, все-таки предпоследней, нехорошо все время себя нахваливать-))). Времени у меня не было абсолютно о семье заботиться, считала, что деньги приношу — и ладно. Разговаривать, делиться о событиях на работе было неохота, уставала очень. Да и потом — » Царь я, или не царь»..
Вот так, мало-помалу, наши отношения стали портиться. И вроде, все хорошо, и вроде, все плохо. Нет понимания и желания понять, куда-то делся веселый Дач, с которым хохотали часами, пропала русская девочка с улыбкой до ушей. К слову сказать, работы муж в России найти не смог, хоть и пытался это старательно сделать. А сидеть в 4-х стенах — ох, как трудно, да без языка, да с двумя старушками под боком. Да с женой, которая, как труп к вечеру невменяема и все норовит прикрикнуть — типа кто в доме хозяин, чего тебе в нашей руссландии не нравится?!!!
Случился у нас скандалище, после которого я пообещала купить ему билет и отправить домой. Ничего не напоминает вам, девушки, живущие в Голландии? Но лет нам уже не 20, брак не первый. Пар выпустили, буквально по улице побегав (решил он мне на психику подавить). А морозец в -25, как-то не располагает долго пребывать на открытом пространстве. Пришлось в теплую норку вернуться и продолжить разговор. Разговор-то мы продолжили, только дорогой мой муж к тому времени морозного воздуха наглотался. Слег с пневмонией.

Болезнь
Боже мой, нет ничего хуже болеющего мужчины, который боится сделать лишнее движение, заматывается в 156 шарфов и натягивает 15 шапок на все части тела, более-менее подходящие по объему. А какие мы оказались мнительные, угадайте, какой мы поставили себе диагноз — туберкулез!!! Круто? Я слов-то таких уже не знала к тому времени. И при всем при этом мы упорно отказывались от каких-либо препаратов медицинских, может, думал, что русские лекарства особенно опасны-)). Его болезнь унесла много моего здоровья. Моя мама не могла понять, как так себя может вести взрослый человек, стонать и жаловаться хуже ребенка, друзья недоумевали — почему не попить таблетки или еще чего-нибудь..
Короче, после 2 недель жуткого кашля и температуры, мы таки вызвали участкового врача. Тетка долго боялась подходить к телу иностранного гостя, хотя тело было малоподвижно и исхудало сильно, так что, скорее пробуждало сострадание, чем эротические фантазии. Тетка его послушала, поговорила, выписала направление на флюорографию. Флюорографию он сделал, но она не получилась. А потом наш участковый врач, мотивируя тем, что Марко-де не имеет полиса обязательного страхования и вообще, «если с ним что случиться, меня в тУрьмУ посадют», просто отказался его принимать. Ничего вам это не напоминает?
Вызвали мы за денежку другого доктора, тот послушал, помял, сказал: пневмония. Выписал лекарства, назначил….. флюорографию-)))). Мама моя его свозила, флюорографию ему сделали на приличном оборудовании филипсовском, нашли в больнице англоговорящего врача, все были любезны и милы. Но это, конечно, за деньги. Велели приходить через 10 дней. Кашель не унимался, в легких, конечно, через 10 дней никаких затемнений не было, но оптимизм у моего мужа уже ушел в отрицательную зону. Он тосковал!!! Вы представляете, что это такое?! Думаю — да. За окном — зима, сугробы, податься некуда, жена занята, машины нет, голландскую речь только по телефону слышит. Стал чахнуть сокол мой ясный, день за днем все больше. Смотреть я на это уже не могла, и, скрепя сердце, завела разговор на извечную русскую тему — «Что делать?».

Его отъезд
Выход, нам казалось, был один — раз в России ничего не получилось, придется уезжать в Голландию и строить счастье наше семейное там. Мой муж к тому времени расстался со всей своей собственностью в Голландии, с работой, с многолетней регистрацией в своем муниципалитете, с очередью на жилье и самим жильем. Сейчас могу сказать, что это было большой глупостью. И для особенно интересующихся рекомендую — уезжая, никогда не рвите все нити и не сжигайте мосты. Во-первых, это опасно для окружающих — неконтролируемое пламя и разрушения, во-вторых, жизнь — она разная и вернуться, когда все сожжено, в Голландию еще сложнее, чем в Россию.
В конце февраля 2003 Марко улетел, полный мечтаний и надежд, что мы прибудем в Голландию к началу нового учебного года. Но… Скоро сказка… как говорится. В связи с экономическим кризисом, работу, необходимую по требованиям IND для оформления нашей визы, он нашел только в июле. До июля перебивался, что называется, случайными заработками и проживал на территории своей мамы, своего то жилья уже не было. А без семьи жить скучно, посему мы начали процедуру получения MVV визы, как только у него были на руках необходимые документы. Визу мы уже получили и теперь наша история будет продолжаться на просторах страны Голландии..

Послесловие
За окном все те же рябины и березы, перекресток большого уральского города. На столе — компьютер и наша свадебная фотография, документы на подпись, исчерканный ежедневник, инструкции и письма, ждущие просмотра и корректировки. Нормальный стол нормального клерка, как во многих других офисах многих других стран. Я сижу на своем стуле, даже продавила его слегка — видимо, много времени в кресле провожу, а может, груз ответственности увеличивает силу давления, потому наш завхоз вынужден мои стулья менять регулярно. Хотя, я лично склоняюсь к версии о вреде неограниченной экономии, которая цветет у нас в конторе ненужным цветом.
Итоги нашего эксперимента (муж в Голландии без нас уже 8 месяцев, мы с сыном уезжаем в начале 2004 года) печальны и поучительны. Печальны — потому что настала наша очередь уезжать, поучительны — потому что эксперимент научил нашу семью многому.
Получение визы в IND было не слишком большой проблемой: каких-то 3 месяца, и мы — счастливые обладатели заветного положительного решения. Я даже не успела разозлиться как следует и поругать, заодно с многими из знакомых девочек, бюрократическую систему Нидерландов (ну да мы еще молоды и полны сил, так что будет возможность, я подозреваю).
Мы уезжаем. Честно признаться, радости безудержной — никакой. Мои многочисленные попытки обосновать мой отъезд более чем по одной причине — любоффф-, успехом не увенчались. Даже выпитая бутылка буржуйского Джина Гордона, да с хорошими людьми, да под душевный разговор — и то не помогла найти чего-то иного в обоснование моего чемоданного настроения.
Я уезжаю, потому что у меня есть муж, который любит меня, и которого люблю я. Потому что я хочу быть с ним. Я уезжаю, потому что пришла моя очередь пожертвовать тем, что «накоплено тяжким трудом», и это гораздо больше, чем только «кожаных куртки — 3». Я со страхом осознаю, как все мое естество восстает от мысли, что все это — все что окружает меня — я оставляю. Все эти годы упорного труда, продвижения вверх, зарабатывания денег, построения взаимоотношений и их развития. Все это останется в прошлом, и в свои 30 с лишним лет я буду как та милая девочка с отсутствием вкуса и наличием дикого желания работать и добиваться успеха, какой я была 10 лет назад, придя на работу в свой первый банк. Ну ладно, отсутствие вкуса, конечно, исправляется со временем, и сейчас уже он у меня есть (блажен, кто верует-))), а когда есть деньги — у меня этого вкуса… могу даже экспортировать, за разумную цену-)).
Мне страшно и очень жалко все это оставлять, НО с недавних пор, буквально пару дней, я чувствую странный подъем. Эмоциональный.. И я знаю, что это мне напоминает. Я помню, с каким энтузиазмом я смотрела в свое будущее, когда в кармане лежали билет в Екатеринбург и аттестат о среднем образовании. Мне было 16, я начинала СВОЮ новую жизнь. У меня была железобетонная уверенность, что в этом городе у меня будет потрясающая жизнь, я поступлю в институт и найду работу, найду людей, с которыми захочу провести много времени, я многое и многих узнаю там.. за 3000 километров от дома. Я села в самолет… и все случилось именно так, как я тогдашняя, 16-ти летняя, думала.
Потому, может быть, появление в моем отравленном здоровым цинизмом организме похожего трепета придает мне уверенность, которой очень сильно не хватает. Я не еду в страну Нидерландию, потому что тут, в России, у меня все плохо. У меня тут очень хорошо, и я надеюсь, что все то, что есть тут хорошего — я не растеряю. Смогу сохранить, развить и упрочить. Я люблю Россию и искренне верю в ее перспективы. Но жизнь сложилась так, что пришло время уезжать и мне. Я уеду с сожалением, с легкой грустью о том, что прошло, а не о том, что могло быть…Я уеду с надеждой. С надеждой на то, что я опять начинаю СВОЮ жизнь.
Черт побери, приятно ощущать себя той же 16-летней девочкой (ок!!! с некоторыми поправками на наличие сына и второго уже (!!) мужа-)), полной планов и устремлений. Я думаю, что жизнь дала мне удивительный шанс: доказать, что мои успехи — это не стечение обстоятельств, и не только хорошие знакомые в нужных местах; мой главный успех — это Я. Я сама создала себя, а, значит, я смогу сделать это снова. Тем более, заботиться мне нужно только об одной вещи — желании работать, потому что вторая — отсутствие вкуса — уже усилий не требует -)))
Я не обольщаюсь и не тешу себя иллюзиями о перспективах моего профессионального развития. Я просто знаю, что самое трудное — это начинать все с начала, но ведь у меня есть любимый мужчина , вернее 2(!!), сын и муж. И пока мы вместе — все остальное не так значительно и важно. Я приеду ЖИТЬ в страну плюшевых крыш, дырчатого сыра и ветряных мельниц, зная, что ЖИТЬ я могу везде, где моя семья.


Екатеринбург

2003

Все права сохранены © Перепечатка текста без согласия автора и указания источника запрещается