Анна Федорова

Давайте жить дружно!

Последние два года мои отношения с людьми напоминают незаконченное вязание…

Ты берешься работу, взяв для этого красивые пушистые новые нитки, но, не закончив, начинаешь понимать, что получается не то, что тебе хотелось. Ты сожалеешь, ведь потратив много сил, вложив частичку своей души, ты не получаешь удовлетворения от своих попыток создать что-то хорошее и приятное, без обязательств, просто чтобы было тепло, просто чтобы можно было провести время не задумываясь, того ли цвета нитки ты выбрал.
Ты распускаешь начатую вещь и пытаешься снова, и снова, и снова. Ты стараешься убедить себя в том, что все ерунда, что все получится в следующий раз, что ты еще так недолго живешь в этой стране, но спицы начинают падать у тебя из рук, нитки теряют свой пух и становятся непригодны.

Мысли нанизываются как петельки, одна за другой. И как обычно, ответов получается меньше, чем вопросов. Конечно, надо начинать с себя. Я изменилась за эти два года. Это глупо отрицать. Все мы меняемся, меняя среду обитания. Мы мимикрируем, подстраиваясь под новые экономические, социальные, бытовые условия.
В чем меняемся? Я могу говорить только о себе. Например я начала считать деньги — то, чем раньше никогда не занималась. Но это происходит практически со всеми. Российские представления о богатом рае на Западе не соответствуют уровню голландских зарплат. Я стала эмоционально более спокойной. В этой дождливой стране что-то есть такое, что вселяет уверенность и спокойствие. Изменились приоритеты моей жизни. И еще… я стала бояться людей, которые говорят по-русски.
Я не становлюсь злее, во всяком случае, я на это надеюсь. Но мне все меньше и меньше хочется начинать вязание заново. И все чаще приходит в голову вопрос: а почему с нами это происходит? Практически все мы родились в одной стране под названием СССР. Мы же все люди, мы говорим на одном языке, у нас в голове тараканы одного вида. Получается, что всем этом нет никакого смысла? Так хочется сажать для других цветы и чтобы в ответ их, по крайней мере, поливали.

Начинаем мы нашу работу по набору петель будущей жизни на родине. И берем при этом шикарную мохеровую пряжу. Потом, спустя какое-то время, понимаем, что такой хорошей нитки нам не нужно, что можно обойтись чем-нибудь попроще. Приезжая сюда с идеями чего-то добиться и получая меньшее из возможного, мы успокаиваемся. Нам хватит простой хлопчатобумажной. Нас перестает пугать будущее. Уровень социальной защищенности здесь достаточно высок и вселяет уверенность, что все будет хорошо. И это замечательно…
Но с другой стороны, если появляется возможность что-то изменить, распустить начатое, собраться и идти вперед, мы эту возможность уже не используем. Ведь и так все будет хорошо. Шарфик и так неплохой получается, зачем нам шерстяной свитер? Дети перестают говорить на языке родителей — ничего страшного, главное, чтобы не болели. Конечно, важно, чтобы не болели, но кто сказал, что душа не должна болеть? Что, не говоря на языке родителей, дети получают меньше в свою душу, не хуже — но меньше.
Мы начинаем относиться ко всему намного равнодушнее, в относительной сытости мы успокаиваемся. И перестаем думать душой, чувствуем меньше. Я не говорю, что это плохо, или хорошо. Я просто думаю — почему? Конечно, нам уже хватило стрессов и проблем в нашей прошлой, доголландской жизни. Жизнь эмигрантов тоже полна сложностями, но они воспринимаются уже иначе. Кусок хлеба никто не отберет, а все остальное — не важно.

Не верится в то, что к якобы сладкой жизни, пробиваются только определенного типа люди, которые ни на что не оглядываясь, ставят себе цель и ее добиваются, для которых общение в принципе не нужно и не важно. Они знают, чего хотят, и к этому идут, и плевать им на душевные метания идиотки, которой хочется, чтобы ее услышали и поняли. Наверное, они правы. Но неужели жизнь состоит только из этого? Преодолеть очередной рубеж, взять очередную скалу или это делается только чтобы доказать себе, что ты это можешь?
Но ведь также хочется, чтобы это кто-то заметил. Не надо любви и обязательств, просто прийти в гости, просто пригласить в гости, просто поздравить с днем рождения, просто позвонить и спросить как дела? Почему так не бывает? Что мы делаем не так, что у нас не получается?

Голландцы вывязывают свои отношения с окружающим миром строго по узору в журнале, что очень помогает добиться абсолютной симметричности и точности вязания: никаких обязательств, одна печенька к чаю, никаких надежд, что твои проблемы будут восприняты с интересом. И это здорово. Ты понимаешь, на каком свете ты находишься. Тебе его показали. Тебя в него ввели определенного цвета ниткой. Но у тебя остается болезненный набор стереотипов от той прошлой жизни, и чувство, что все должно быть не так.

Часто узоры наших отношений с людьми получаются агрессивными. Скорее всего наш голод причина этому. Наше постоянное недоедание, недоимение чего-то делают нас здесь злыми на сытых их и тоже голодных нас. Сделать больно, хотя бы отказав в общении, как будто мстя за прежние унижения и голод, и нищету не стране, а людям из той страны. Страшные мысли и страшные чувства, но, наверное, они оправданы чисто психологически. Нас слишком долго держали на голодном пайке, заставляя вязать носки простыми швейными нитками, да и затраченное время на вывязывание нашей дороги сюда иногда длиной в жизнь.
Мы рвались сюда, стремились и сейчас мы хотим все и сразу. Срабатывает российская привычка жить сегодняшним днем, потому что завтра может не быть. Но голландцы строят свою жизнь десятилетиями, у них все спланировано и спрогнозировано. Стабильность жизни приводит к планированию на годы.
Но мы-то другие. Нас замучили сказками про светлое будущее. Мы злимся, потому что опять обманулись. Мы думали, что здесь все наши проблемы сразу разрешатся, что здесь все хорошо и это «светлое будущее» наконец наступит. Но не получилось. И мы начинаемся оглядываться на других. А у них какие нитки, какие спицы и кто что вяжет?

Очень устаешь от неправильно выбранных узоров, из которых ничего хорошего не получается. Ну, придумали мы себе замысловатый красивый узор из пяти ниток, ну дальше что? Мало того, что он оказывается несостоятельным при ближайшем рассмотрении, так еще и мешает нам жить. Ведь все равно нестыковки всплывают, потому что мы — не шпионы, и красивые легенды — дело весьма трудоемкое. Мы боимся самим себе признаться, что добились немногого, и не можем продемонстрировать это остальным. Мы боимся подпустить кого-то поближе, потому что поближе будет видно, как обстоят дела на самом деле.
Почему мы так боимся впустить новую другого цвета нитку в наше уже почти законченное вязание? Вдруг получится что-то совершенно неожиданное яркое светлое. Зачем оглядываться на кого-то еще, если ты сам считаешь, что в меру своих возможностей ты сделал что мог? В нас так глубоко сидит преклонение перед чужим мнением, что мы врем, преувеличиваем, злимся сами на себя и на других. Получается замкнутый круг. Общение необходимо, потому что человек — животное социальное, но общение приходится строить только по своим любимым узорам. По узорам, в рамки которых мы сами себя загнали.
А может быть это просто период адаптации, идет отсев, нас здесь и мало, и много. Может это просто пробный вариант, чтобы точно знать, сколько петель в одном сантиметре и точно определить, какая именно пряжа тебе больше подходит. Но выбор достаточно велик, и должно пройти время, чтобы подобрать что-то подходящее именно тебе. Но с другой стороны, выбор действительно велик и может быть ты никогда не найдешь подходящий цвет.

Постройка хороших и прочных взаимоотношений с людьми — это очень тяжелая работа. Мне кажется, что природа до такой степени умна в создании нас такими разными, что встретить людей с абсолютно одинаковой точкой зрения на все просто нереально. Но именно поэтому мы умудряемся сосуществовать вместе столько лет и не уничтожить друг другу. Уважение к чужому мнению — одно из главных условий мирного сосуществования. И не только. Чужая жизнь — это не твои проблемы. Каждый решает свои проблемы и определяет свои жизненные приоритеты исходя из самого себя, своей предыдущей жизни, книжек, которые он читал и не читал. Может быть, нам всем будет проще, если мы будем заниматься своими делами и уважать чужие? Можно просто предложить свою помощь, примут ее или не примут. Можно просто откликнуться на чей-то крик. Эмоциональное бездушие приводит к моральной деградации. Хотя, в принципе, крайности опасны в любом проявлении.

Мотив нашей жизни здесь еще не выбран. Я в поиске, я все еще пытаюсь выбрать правильный цвет, подходящую толщину пряжи, найти удобные спицы. Но вязать в одиночку скучно, и остается надежда, что то, что умеешь и знаешь ты, будет интересно кому-то еще. Просто это попытка сказать во весь голос о том, что так часто рвет нитку в процессе вязания. Оценок и ответов нет и не будет. Наверное, написанное мной, это не очень красивый узор, но он всего лишь попытка понять себя и других. А потом все-таки здорово — взять красивую, может быть оранжевую, пряжу и начать все сначала с интересом и уважением к чужому мотиву.

2004

Все права сохранены © Перепечатка текста без согласия автора и указания источника запрещается